Keçid linkləri

2016, 10 Dekabr, şənbə, Bakı vaxtı 23:05
(Продолжение. Начало здесь)

Так что же означает «стать европейцем», что означает «европейское проходит через голову, а не через желудок»? Азербайджанский язык позволяет отделить «Avropa adamı» («европеец») от «Avropalı adam» (живущий в Европе). Так вот, когда я говорю «европеец», я не имею в виду живущих в Европе. Я имею в виду способ жить и способ мыслить.

ИСТОРИЯ «ЕВРОПЫ»

“Европа” возникла недавно, несколько веков тому назад. Слово существовало и раньше. Вспомним греческую мифологию. Вспомним Зевса, который, превратившись в прекрасного белого быка, украл Европу, дочь финикийского царя, и приплыл с ней на остров Крит. Позже это слово стало собирать не мифологические смыслы. Почти как магнит, который притягивает к себе железные опилки. И, постепенно, начиная с XVII века, слово «Европа» стало вытеснять выражение «христианский мир». Сначала «Европой» стали Франция, Голландия и Англия. Позже эти и сопредельные страны получили название «Западная Европа».

Потом открыли «Восточную Европу». Программа «Восточное партнёрство» предполагает, что этот список должен расшириться. В том числе, и за счёт Азербайджана, если наши власти не будут саботировать программу. Не исключено, что в будущем – такие программы существуют – «Европой» станут даже некоторые страны Северной Африки.

Продолжая расширяться, «Европа» постепенно стало размывать свой смысл. Поэтому его стали заменять выражением «модернизация» (или, просто - «модернити»), и, даже, «глобализация». Ведь «глобальный мир» это не просто весь мир, это не просто все страны мира - это страны, которые вовлечены в процессы глобализации.

ИНОГДА МОЖНО БЫТЬ «АЗЕРБАЙДЖАНЦЕМ» И ИНОГДА «ЕВРОПЕЙЦЕМ»

Но если «европейцем» можно назвать человека, который не живёт в Европе, то может ли он при этом оставаться азербайджанцем, шведом, англичанином? Сразу отвечу – сегодня «да». Завтра, тем более послезавтра, – не знаю.

Если под азербайджанцем, шведом, англичанином, иметь в виду культурную идентичность, то она сохранится надолго. И может существовать одновременно с понятием «европеец». Можно даже сказать по-другому, в одном отношении можно быть азербайджанцем, шведом, англичанином, а в другом – европейцем.

Если же называя себя азербайджанцем, шведом, англичанином, мы имеем в виду, принадлежность к стране, если мы идентифицируем себя со «своими», с которыми нас связывает общая история и гарантии безопасности, то здесь, в исторической перспективе, многое может измениться. И уже меняется на наших глазах.

Я не оракул и даже не футуролог. Не знаю, как будут существовать этносы в будущем. Просто хочу напомнить, что национально-территориальное государство – открытие новой «Европы». Произошло это после заключения Вестфальского договора, который был заключён после 30-летней войны между католиками и протестантами. Именно тогда государственный суверенитет был признан в качестве основы международного права и запрещалось вмешиваться во внутренние дела другой страны.

Вы скажите, что ни Вестфальский договор, ни один другой, не исключает агрессию и войны. Согласен, но запомним, агрессию нельзя исключить, её можно сдерживать. За безопасность мира и безопасность отдельных стран приходится бороться постоянно, и окончательных решений, окончательных рецептов, никогда не будет найдено.

После второй мировой войны пришлось признать, что Вестфальский мир теряет своё значение. Наряду с национальным суверенитетом, который по-прежнему защищает международное право, стали возникать политические и военные блоки, которые прежде всего отвечали за безопасность «европейских» стран. И многие страны бывшего социалистического лагеря стали тянуться в эти военные блоки. Для собственной безопасности. И для собственного нормального развития.

ПОЛИТИЧЕСКАЯ ИДЕЯ

Но … вот почему я позволил себе краткое отступление и вот почему хотел бы обратить на это особое внимание… значение того, что стало «Европой» (и, шире, «евроатлантизмом») заключалось в основной идее этих стран – правах и свободах человека. Каждого отдельного человека. Идея эта имеет долгую историю.

Можно вспомнить «Великую хартию вольностей», которой без малого 800 лет.

Можно вспомнить знаменитую формулу Джон Локка - «свобода, жизнь, творчество».

Можно вспомнить не менее знаменитый лозунг Великой Французской Революции «свобода, равенство, братство».

И, как показала история, – не знаю как вас, но меня это радует и вселяет надежду – сильнее оказались именно те страны, в которых победила идея прав и свобод человека. Национально-территориальное государство, военные блоки, были необходимы, но их развитие проходило через человека, его права и свободы. Поэтому можно сказать, что когда наши правозащитники (так уже сложилось, что у нас в Азербайджане, это в основном «правозащитницы»), борются за наши права, они фактически борются за наше право «стать европейцами». Сначала человек, его права, потом всё остальное – вот главный принцип новой Европы. И главная функция государства – защищать права человека.

Получается, что идея прав и свобод человека не просто гуманитарная идея, она нужна не только для того, чтобы защитить слабых и униженных. Это политическая идея, она и только она обеспечивает подлинную стабильность, она обеспечивает подлинную безопасность, в том числе внутри собственной страны. И, разумеется, она даёт больше возможностей для нормальной жизни каждого человека. Только там, где главенствует эта идея, человек может свободно выбрать как ему жить, и жить, согласно собственным представлениям о достоинстве человека.

Там же где этого нет, - Азербайджан в качестве примера, - нас будут уверять, что мы совсем не хотим быть «Европой», что «Европа» нас обманет, что Европа сама от себя устала, что мы должны жертвовать собой во имя интересов страны, что у нас особая «ментальность», что мы можем не задумываться о наших правах, поскольку о нас заботиться наша власть и т.д. и т.п.

Я много слышал подобных заявлений, поскольку большую часть жизни прожил в Советском Союзе, подобные же заявления, увы, слышу и в независимом Азербайджане.

Во всех этих заявлениях есть доля правды, но, как известно, нет большей лжи, чем ложь с частицей правды.

Что случилось с Советским Союзом - всем известно и только очень примитивный человек может думать, что её развалили извне. История СССР уроком не стала, и многие страны продолжают наступать на те же грабли.

Попробуем понять, что стать «европейцем» - это вызов изнутри, а не извне. Это не для других, а для себя; это не требования геополитики, и не рабская жизнь, когда постоянно боишься произвола чиновника или полицейского. Вот почему вновь и вновь пишу и говорю об этом. По-видимому, буду писать и впредь.

Признаюсь, надеялся ограничиться двумя статьями, не получилось. Позволю себе ещё одну, теперь последнюю о том, что означает «стать европейцем». С надеждой, что в Новом году эти идеи будут определяющими в нашей жизни.

Мнение автора является его сугубо личным взглядом на события.
XS
SM
MD
LG