Keçid linkləri

logo-print
2016, 05 Dekabr, Bazar ertəsi, Bakı vaxtı 20:56

Самит Алиев. Чёрный Кот


....эта глупейшая, бестактная, и, вероятно, политически вредная речь
М.Булгаков "Мастер и Маргарита".

Сижу я, значится, на толчке. На унитазе, знаете ли. С сигареткой в зубах, на лампочку щурюсь. А что, скажете, фекальное чтиво? Срет, курит и пишет, да нам подсовывает?

В смысле, то, что написал, то и подсовывает. А что такого? Тоже, знаете ли, аспект человеческой жизнедеятельности, немаловажный, заметьте, причем слово "жизнедеятельности" в данном контексте более чем уместно. Да, сру. И еще буду.

Причем ещё как. Как и все мы, грешные. Ой бля! Стряхивал пепел, да хер обжег. Больно то как! Ууу, горит! А вот поделом дураку. А вот не фига сибаритствовать.

Сперва покури, потом в уборную. Или наоборот. А то всё ему сразу подавай, да чтоб блондинка с брюнеткой, сталкиваясь лбами, минет делали, сшибаясь до искр из глаз.

Причем чтоб искры у всех. У меня - от удовольствия, у них - оттого, что, соответственно, сшибаются. (Кстати, весьма и весьма заманчиво, но жизнь она не настолько хороша, то блондинок нет, то брюнеток, а если и есть, то несогласные они, а если и согласные, то на минет не разведешь, а если разведешь, то только одну, и вдобавок ко всему, в конце концов мы умираем, жизнь штука несправедливая.

Нет, минет это дело очень хорошее, особенно если она его делать умеет, душу, так сказать, вкладывает, а не запихивает его в рот с видом превеликого одолжения, мол, впервые в жизни и никому больше, не закатывает глаза ко лбу, очи, понимаешь, горе, пытаясь разглядеть выражение твой физиономии, как мол, доволен, или потом брезговать станет.

И вообще, перспектива с двумя сразу хороша только в ранге мечты, в реале - глаза разбегаются, завидущие, руки болтаются, загребущие, и если это более чем два раза в неделю, то из преприятного времяпрепровождения сей акт может превратиться в тяжелую и каторжную работу, поди, знаешь ли, осчастливь обоих).

Нет, в деле с ожогом сам виноват. Ты б ещё чай с собой в туалет взял. Поделом дураку. Вопя и стеная (благо, дома никого, родители на работе, а у меня начальство простыть изволило, шмыгало носом, на работу не явилось, о чем предупредило меня по телефону), я выбрался из туалета, заметался с голой ж..й по квартире, в поисках лосьона после бритья. Так, а разве обожженный член лосьоном смазывают? А чем же тогда его... ну... чтоб от ожога боль прошла?

Как бы еще хуже не стало. Было бы ухо, или, там, в худшем случае глаз (их то благо, пара) так не жалко, а тут такое дело. Один единственный. Другого не будет.

Всё это брехня "как зеницу ока". Не то беречь надо, ой не то, и сравнение совершенно не отвечающее дух момента. Детали для замены (хоть какой-нибудь, плохонькой) не предусмотрено, крутись как можешь. Масло подсолнечное?

Придурь ты паленая, даун обожженный, не бабе в зад править собираешься, соображать надо. Что ж делать то, а, товарищи-гражадны? Пока я метался по комнатам, как раненый... (Лев? Нет, львы, сидя на очке таких травм не получают, а если и мечутся, то только по саванне да пустыне, и никак не по квартире.

Правда, тоже с голой задницей, но на этом моё сходство со львами на данный момент заканчивалось) ну, какая разница кто? Пораженный орган болтался из стороны в сторону, в результате чего несколько охладился (причем не только орган, но и себя самого), боль утихла, и я вернулся в уборную, для завершения всех гигиенических процедур, коими вследствие сатанинской боли был вынужден пренебречь.

Препаршивый день выдался. Не то что-то. Ну, почему же так сразу "препаршивый"? День как день, солнце как солнце, улица как улица, объем работы, как объем работы.

И чего рожу недовольно кривишь? Что опять случилось и чем ты снова недоволен? Руки ноги целы? Целы. Папа и мама здоровы? Здоровы. Зарплату дадут? Обещали. Не забрали за нарушение общественного порядка и за всю х...ю, что понаписал?

Тоже обещали. То есть, не забрали (тьфу, тьфу, тьфу). Никуда не опоздал? Да нет, вроде бы. Телефон не закрыли? Нет, пищит. Сигареты закончились?

Да нет, вроде бы. Интернет работает? Да, а откуда б я тогда голых девочек качал, в противном случае? Аллащ “оксиэен”я вя “азяринет”я ъан саьлыьы версин.

Триппер подхватил? Нет, нет, ни в коем разе, анализы хорошие. Ну, обжег залупу, с кем не бывает? Не бывает практически ни с кем, но это так, к слову.

Не сжег же до корня и стыдноразмерного огрызка? Повезло, так улыбайся. Ну вот, прям по выражению классика: "так чего ж тебе, собаке, надобно?". А ты недоволен, ходишь с кислой миной, как хозяин Дворца Бракосочетаний в мящяррямлик.

Покури, пройдет. Нет, не мящяррямлик пройдет, мящяррямлик пройдет тогда, когда ему пройти полагается. Покури, сказал, а не плюй на тротуар с балкона, не верблюд.

Вроде бы. И не надо выходя на улицу презрительно окидывать взглядом округу, нечего нос морщить, все мы воняем одинаково, особенно если моемся редко. Купи машину, и езди так, чтоб свое не пахло. Ах, мы водить не умеем? И не стыдно, а? 27 лет, здоровый лоб, а педаль газа от педали сцепления отличить не можешь. Нехорошо, а еще бывший студент. Был студентом. Когда-то.

Ай-яй-яй, как все плохо! Маршрутки, автобусы, метро да такси? Дай-дай, Ящмядлийя апарарсан? Даст дай-дай, как же. Заплати, и с дай-даем будет полный порядок. Подсчитай, сколько ты потратил на общественный транспорт да на такси, вполне мог бы ну, "джип" не "джип", но подержанную "шестерку" взять. Ах, ты ленив и не хочешь учиться водить? Разве? Нет?

А, вот оно как, времени у благородного дона нет? Как по бабам пройтись, да зубы поскалить, так на это всегда время найдешь, а вот в автошколу...... Денег жалко? Кому, ГАИ, что ли? Что их, мусоров, жалеть? А, так ты про деньги.... Нет, их, конечно, жалко. Ну, ходи так, х.. с тобой. Всегда? Оно и видно. Никуда ты без него. Да и он без тебя далеко не уйдет.

Нет, со мной однозначно что-то происходит..... Нет, плохо всё, на душе мрак. А ведь всё с него, мерзавца, с черного паршивого кота началось, все неприятности на голову за эту неделю свалились, и всё из-за него, негодного. Не зря, ой не зря их люди не любят, неспроста приметы эти, ой неспроста. А дело было так.

Вышел я из подъезда, закурил сигаретку, дым как наждачкой по легким скребанул, вытряхнул остатки сна из головы, прояснил мысли, выбил дурь, вселил бодрость. И тут то он и появился. Черный, как пачка "Явы 100", как совесть тирана, как трусики желанной женщины, которую собрался того...этого самого в первый раз, (не вообще в первый раз, а именно её в первый раз) попросил, чтоб надела черное бельё, и получил милостивое согласие.

Он остановился передо мной, мяукнул, широко зевнул и уставился огромными зелеными глазами. Я то в приметы не верю, мне хоть две черные кошки, хоть пять тёток пустыми ведрами или расколоченные зеркала пополам с похоронной процессией навстречу, короче, что "Бони М", что краковяк, я не придал особенного значения этому типусу. Нет, вру, придал, придал, да еще как.

Я очень люблю кошек. Сделал шаг, протянул руку, погладил по бархатной спинке, потрепал за ухом, сказал ему "хоррроший киса, хорроший, красивый, мррр, ну оччень хорроший, мяу", и перешагнув через зловещую тварь, отправился по делам.

По каким? Ну, мало ли у меня дел? По разным делам отправился, приятным и не особенно. И мне послышалось, я повторяю, ТОГДА мне показалось, что это мне всего-навсего послышалось, что мурлыка проурчал: "Идите, мррр, молодой человек, идите, но мы с вами встретимся, вы понимаете, мы встретимся с вами, и не могу обещать, что это доставит вам удовольствие. Мррряуу".

...Раздвоение личности, понимаешь. Я слышу чьи-то голоса, шепчущие всякую х...ю, причем шепчущие её достаточно громко. А, это телевизор, АзТв, понимаешь.... Ну, тогда это не со мной х...я происходит, тогда у меня с головой все в порядке, это они х...ю порют. Ну что с них, с грешных взять-то, кроме кучи говна и драных ботинок?

Одни анализы, да и те худые. Нет, они не испортились сейчас, таких время не портит, у них на всё иммунитет, они всегда такими были, точнее, они всегда такие, какими им быть приказано. Они что хочешь отлакируют, перестроят, отнезависимят, реструктуризируют, отреформируют, отгуртулушат, а потом покажут.

Работа такая, тяжкий груз и нелегкая ноша, кусок хлеба поперек горла, член поперек сами понимаете чего. Дуракам дурацкие картинки показывать, необъятных кобыл (кто ж их, матрешек, размалеванных, как спецовка маляра, обнимать станет? Хотя.... ) в платьях, сшитых из театральных занавесов на фоне фикусов демонстрировать, да хороводы вокруг портретов Наимудрейшего из Мудрейших водить. (Как он на встрече то с купеческой сотней?

Зело разгневался царь-батюшка на дьяков - мздоимцев да бояр-кровопивцев, топнул ножкой надёжа-государь, брови нахмурил, пригрозил, мол, сарынь эдакая, вельми опечален я разорениями, чинимыми купчинам, и дух посему из вас вышибу, ежели честных гостей поборами изводить и далее станете, а воеводу Геранбойского, повесить, собаку, на базаре в том же уезде, да Приказ Моровой разогнать, дабы не брали не по чину, тати дневные).

Он, понимаешь, для нас, да куда мы, сироты, без него, а если без него, так они придут, и еще хуже станет, так что, с ним, да за ним, да как за каменной стеной, а вот без него так совсем никуда, и умен, и красив, и силен, и веса на международной арене не занимать, за что и уважаем зарубежными коллегами, а кто против, тот в лучшем случае Рагим Газиев, так там ему и место, и х.. на блюде международной общественности от нашей советской власти, а не амнистию и пересмотр дела.

Короче, кто не с нами, тот ваххабит (знаю, что уже было), а раз шпиён, тогда ему пи..ц, во веки веков, во имя отца, сына, и посла США в Азербайджане, с песней по жизни, ОПОН. А что петь-то будем, дорогие сограждане? А? Не поется? И не спиться?

Это вы зря, спать надо, правильный и здоровый сон (строго в соответствии с указаниями и инструкциями Минздрава) разглаживает морщины, улучшает аппетит, повышает коэффициент упругости бюста (усыпить, что ли, одну знакомую лет эдак на пять, может и вправду человеком станет, а то смотреть жалко, не могу удержаться от слез, при виде её бюста, сморкаюсь в банное полотенце и вытираю слезы рукавом той самой рубахи, которую только на Пасху, то бишь на Пейсах Новруз Байрамович и надевать) и, если не ошибаюсь, дает гарантию оргазма.

При условии, что его вам кто-нибудь доставит (чуть было не сказал "соответствующие органы"). А если никто вам его, милые девушки, дамы, леди, женщины, бабы, телки, чиксы и кошелки, не доставляет, то сами и виноваты, значить, у вас кривые ноги, непривлекательные прыщавые физиономии, склочный и стервозный характер, запах изо рта, целлюлит, и небритые подмышки.

Кошмар, короче, геноцид, а не женщина. (Кто ж откажется доставить оргазм даме с красивыми ногами, чистыми зубами, добрым и покладистым характером, и подбритой там, где ей, лапочке, подбритой быть полагается? Я таких дураков - хлыстов - гринписовцев - вегетарианцев не знаю. Если у тебя по соседству, досточтимый читатель, живет такой гусь, так ты мне скажи, пойдем вместе посочувствуем, повздыхаем над ущербным, может, чаю ему нальем, куревом угостим, глядишь, полегчает.

Спасем несчастного, объясним про жизнь, и все исходя из соображений мужской солидарности. Во вредный, лягнул, куснул, вспугнул феминисток, и сижу, довольный, ну прям как гендерный "Хезболла", моральный террорист, молла Гапон, извергатель экскрементов на все белое, чистое и светлое (вымытый унитаз, например, а вы куда какаете?), хулитель, бессовестный безобразник, брюзга, зубастый кусака, и превеликий нежелатель добра никому).

Что? Нехороший, злой и противный мальчик? Очень может быть. Мальчик. Ха-ха, уже под тридцать, а всё ещё мальчик. И миновали его волны сексуальной революции, что бушевала неподалеку, разбивая целки и жизни, как пьяный начальник полицейского участка стаканы на банкете, в честь собственного пятидесятилетия. Блудливый азиат, как всегда, сперва начинаю думать пенисом, потом животом, а опосля, глядишь, и до головы дойдет. Всему свое время. Чуть попозже. Только дождись меня, и я, милая, обязательно к тебе вернусь. Как только, так сразу...

...А я ведь никому не обещал быть добрым, милым и пушистым. Нет, когда был помоложе, будучи тинэйджером, (новое слово, наряду с "транспарентность" и "толерантность") я, конечно, обещал участковому, что, мол, Петр Кирилыч, больше не буду, чесс слово, в последний раз, только батьке не говорите, а так больше никому и ничего.

Ах да, я еще присягу давал, но долг выполнил, как честный муж, так что, милая Родина, пусть теперь за меня не служившие, да не шагавшие, да не стрелявшие и по плацу не ползавшие платят, а с тобой мы в полном расчете. Я тебе - службу, ты меня после - на х... Мне было обидно и неприятно, но потом я простил тебя.

Что ж с тобой поделать, уж такая ты мне досталась, уродливая да неопрятная, вечно голодная, молохообразная, злая, глупая, жадная и убогая. Обло, озорно, стозевно и лайяй. Ты, родная, не президент, тебя не выбирают (его, впрочем, тоже), придется жить с тем, что есть, что Бог послал, и с тоской думать о том, что лучше б вас обоих и не было, а была б у нас парламентская республика, аки в Афганистане, совет, понимаешь старейшин, то ли Лойя Джиргу, то ли еще как, короче, Милли Меджлис по-ихнему, в общем, послал бы Бог что-нибудь другое, но на все воля Его, Ему виднее, видать и вправду хорошему народу хороший правитель, народу поплоше - соответственно, в лучшем случае, Лукашенко, а тем, кто уж совсем никуда не годиться - Сомосы, Дювалье, и всё такое прочее, и все такие гадкие.

Да это что! Был, говорят, в Центральноафриканской тогда еще империи один типчик, так тот, говорят, своих подданных вообще поедом ел, причем в прямом смысле слова. Без соли понимаешь, и без луку, так сказать. Так что в нашем случае грех на судьбу, на парламент, на исполнительные органы власти, да на зеркало пенять. Не жрут ведь, так сказать, непосредственно, вот и на том спасибо.

Спасибо, что не забрали в участок, а если и забрали, то выпустили без синяков, не искалечили да не убили, да не выкинули с третьего этажа, и после не сказали, что сам вывалился, не продали квартиру посольству большой и симпатичной страны, а если и продали, то все бабки сполна вернули, и ЖЭКу спасибо, спасибо Водной Компании и Бармеку... Ну, всё, вроде бы всех поблагодарил, никого не обидел неблагодарностью чёрной, как по мнению россиян наша ж.... (и вовсе не черная, а вот у девчонки одной знакомой, совсем даже наоборот, белая, мяяяяагонькая, так хорошо, приятно, и гордость за страну переполняет душу, и душу переполняет любовью, и яйца переполняются спермой, живи, короче - не хочу. Нет, хочу. Даже очень, и я не про жизнь.

Я в контексте переполнения). Грех наших ради.... Ограничимся разговорчиками на кухнях, (наученные Советской властью, спасибо ей, родимой, это у нас в генах, могем вражьи голоса слушать, вопреки вою глушилок и всем государственным средствам массовой информации, нас не нае..шь туманными формулировками вроде "по состоянию здоровья, в связи с переходом на другую работу, в теплой и дружественной обстановке, стороны обсудили перспективы урегулирования, решительно осудили попытки, деструктивные силы и прогрессивное человечество, в результате мудрой и дальновидной политики, отдельные недостатки на фоне экономического роста и повышения благосостояния, большим х..м в семье народов, то есть полноправным членом Организации Объединенных Наций", не объедешь на гнилой козе.

Слово и Дело государевы. Слов у государя много, а к каждому делу можно номер присобачить, вот оно и станет из простого уголовным, как в сказке, было простое, а стало, в некотором роде, золотое, а в таких делах всякая бумажка на пользу пойдет. Скажет государь - холопи верныя дело заведут. И завертится карусель, такая знакомая, такая привычная, ведь времени-то особенно отвыкать не было.

Ничего с собой поделать не могу, уважаю и люблю диктаторов от всей души и всем сердцем, буду дружить с ними, будем мы друг к друг в гости ходить, они ко мне на именины, а я к ним на похороны.

Даешь хихоньки да хахоньки, слухи, политические анекдоты, фрондерство в кулак, и не только фрондерство, да, милая, я иногда мастурбирую, драчу-с, так сказать, ты ведь не ревнуешь меня к моей левой или правой, в зависимости от настроения и принятой позы? Это я, по-твоему, безнравственная тварь и грязная скотина?

Да я раз в день душ принимаю! И умываюсь, и зубы чищу, что само по себе достойно похвалы), тихой руганью в адрес гаишников и мэра, да еще пройдемся матом по проклятой эмансипации, благодаря коей в Дубае слова "проблядь" и "азербайджанка" стали синонимами. Или эмансипация тут не причем? Или при чем...Ладно, хер и с ней, и с бл..ми, и с Дубаем.

....Эх, говорю, родиться бы в тихом, чистеньком до отвращения ублюдочном Сан-Марино (это не в том Сан-Марино, который университет, это та Сан-Марино, где человеки живут, страна такая, и армия у той Сан-Марины меньше полкового оркестра, а территория меньше Апшерона), пить молоко по утрам, лапать тамошних выцветших и худосочных баб, читать в газетах разделы великосветской хроники, и до конца жизни думать, что нефть выращивают добрые арабские шейхи, которые походя заваливают на кровать под пышным балдахином голливудских кинозвезд (Да что вы говорите, уважаемый сосед?

Неужели саму Наоми? И вообще, как могла Диана дать этому арабу?), американцы и англичане победили немцев, а Колумбия граничит с Афганистаном, мол, и там и там наркотики выращивают, потому и рядом. Так нет же, угораздило...

Чуть чем-то отличаешься, так без пяти минут враг народа. Или педрило, как метко подметил один друг. Раз штаны слегка коротки, значит, ваххабит (и сшиты не по-нашему короткие штаны, а в глубине кармана патроны от нагана, и карта укреплений советской стороны. На дыбу ссссукина сына!). Да, а как же теперь в армии Ленкомнату, в свете наличия массы портретов и высказываний на стенах называть будут? Гы-гы-хо-хо.

Мои далекие от благочестия размышления были прерваны появлением... Ну, тут особый разговор. Тема для эпоса. Товарищ появился. Не губернатор совсем, светлая голова, гений компьютерный, ас материнской платы, вундеркинд процессоров, принтеров, повелитель пылесосов и метелок господин. Работали когда-то вместе в одной пошленькой конторе, черт знает, чем занимались. Нет, не мы, а компания.

Страдала, знаете ли, всяческой х...й. А я там не страдал, я там занимался тем, чем всегда и по жизни. На что же я еще годен, кроме как переводов? Так вот, я сидел там и переводил, никого не трогал, не шалил, как говориться, починял примус, не приставал ни к кому (объекта, заслуживавшего моего благосклонного внимания там не просто не нашлось, сплошные кривоножки да микросиськи, с гипертрофированным самомнением да навязчивой идеей выйти замуж. Пардон, медам, ничем не могу помочь.

Настоятельно рекомендую обратиться в брачное агентство, там олуха быстро найдут, они на этом специализируются, работа такая, и у всех на этот счет соответствующие дипломы имеются. Что у персонала, что у олухов Ах, вас олух не устраивает? И именно поэтому я вам не интересен и совсем не нравлюсь?

И ни под каким видом? И ни за какие деньги? Хорошо, как-нибудь постараюсь выжить с этой раной в сердце и дыркой в носке, сэкономив несколько ширванов. Нет, не в смысле за наличный расчет, а расходы на раскрутку. Facilitation fee. Чтоб его facilitate, пристроить, знаете ли, чтоб без дела по вечерам не болтался, а это как-никак денег стоит), а он, друг мой, Сисадминствовал. Или сисадминничал.

Это я его так подкалывал, мол, ты, Мехман, Администратор и Почетный Дежурный по Отсутствующим Сиськам и Сети, Прескверно Работающей. (Почему у меня не работает Интернет? А почему вы не включили компьютер в сеть? А почему он все равно не работает? А это потому, что вы дол...б, и я тут не при чем, это на уровне ДНК, и простому компьютерщику это не под силу, обратитесь к специалистам по клонированию и генной инженерии).

– Ну как? Переводим?

– Ага. А мы администрируем?

– Не только. Ремонтируем, продаем.

– Штаны, бутылки и Родину?

– Нет, туда я не успел, все уже украли до нас.

– Отремонтировали хотя бы?

– Да так, не особенно.

– А кто спер да ремонтировал?

– Буну демяздяр.

– А, понятно. Так бы сразу и сказал.

– Пуркуа ля мезон дэ публик, иными словами?

– Он самый. Еще тот мезон. Всем мезонам публик.

– Ладно, пошли, посидим, что ли...

Завалились мы в кафешку, чаи да кофея гонять, разговоры разговаривать, на девочек поглядывать, глядишь, чего и выйдет. Нет, вряд ли. Вид у них какой-то.... Нет, грешить не стану, симпатичные, но выражения лиц неприступные, на "мерсе" подъезжай, да с квартирой в центре города.... Ищи дурака, лапочка.

Был бы у меня "мерс", пялился б я на тебя, как же. Тогда б ты, наверное, на меня глядела б, да слюни пускала. Сидим, хохочем с приятелем, обстановка непринужденная, вспоминаем, как подбежал ко мне бухгалтер компании (взрослый мужик, лет эдак под пятьдесят) да суёт под нос ведомость какую-то, говорит, давай, мол, "ширван", да распишись вот здесь, да, да, там где "имза" написано. А я ему, мол, "ширван" пожалте, я не жадный, а документ то что из себя представляет, под чем, мол, расписываюсь?

Может что-то вроде "Подателя сего документа драть плетьми нещадно на площади во славу Божию". А дядечка мне и заявляет, в партию, мол, тебя принимать будем, при большом стечении народа, и в присутствии самого руководителя районного отделения, молодой ведь специалист (так и сказал, это он про меня, после таких слов моя физиономия сразу приняла молодцевато-идиотское выражение, прям как на старом советском плакате "Когда страна прикажет быть героем - у нас героем становиться любой"), в "Ени Азербайджан", благосостояние, демократия, прогресс, независимость и всё это благолепие всего за один "ширван" (Подумать только!

Дешево и в одном флаконе! Нет, не прыгают они.). А меня зло взяло, я ему и ляпни, в том духе, что это все конечно, очень хорошо, да вот, незадача, я уже партийный. "Ени Азербайджан?" - вопросил он с надеждой в голосе. "Иттихад вэ Тарагги" - хотел ответить я, но вместо этого гордо заявил, никак, мол нет, а самый что ни на есть "Мусават" (на деле ничего подобного, нужны мне они больно, и вообще, на просторах бывшего СССР, молитвами их и им подобных, "Мусаватов" да "Демороссов" по Украйнам да Молдовам, самое страшное ругательство - это "демократ ху.в"). "Ты помнишь его рожу-то?

Покраснел аж от праведного гнева, ну прям как девушка от непристойного предложения, приходите, дескать, нынче в баню, я вас там оттарабаню, а девушка невинна" - заливался дружок. "Еще бы, как будто Расула Гулиева, или, там, Аяза Ниязовича, на скамье подсудимых увидел, да свидетельские показания дает, вот, мол, он, хвала Аллаху, попался, нехороший человек, расхититель социалистической.... демократической.... нет, национальной собственности и предатель Родины, дайте ему, товарищи, самую высшую меру наказания, или, нет, дайте мне самый большой рельвер-наган, я его сам жизни лишу, ай, жалость-то какая, вахсей, смертную казнь отменили, ну ничего, тогда пожизненное заключение ему, гражданы, а мне, товарищи, дайте маску кислородную, ибо не могу я одним воздухом с этим... с этим... вражиной дышать" - держался я за живот. "Слушай, он ведь тебе зарплату выдал в самую последнюю очередь, и то, с видом ни много ни мало Рихарда Зорге, выплачивающего тридцать сребреников японскому Иуде - самураю, и в глубине души пылающего справедливым презрением, мол, ты шпион, агент и предатель, даром, что дворянин японский, а я, наоборот, разведчик, офицер,

Кузнецов и Штирлиц со Славиным одном лице, примерный семьянин, обливаюсь по утрам холодной водой и перевожу старых бабушек через дорогу. И дедушек тоже. Перевожу. И все это несмотря на то, что это ты - переводчик" - ухахатывался Мехман.

Он затронул несколько болезненную тему не выданной вовремя зарплаты, очень и очень горькие воспоминания, я еще при её получении ехидно выразился в том смысле, что при батюшке Сталине такого опоздания, с выплатой законно причитающегося быть бы не могло, на что он резонно возразил, что при оном батюшке, "Мусават" мне б лет эдак в десять строгого режима без права переписки б обошелся. Причем в лучшем случае, по поводу чего, я, в соответствии с народной мудростью должен был высоко подбрасывать шапку вверх.

От радости. За всё, мол, спасибо. (См. выше) Я обдумал ответ за то время, пока расписывался в ведомости, и нахально возразил: "Значит, нынешние власти, нынешнее, так сказать, племя, Иосифу Виссарионовичу в подметки не годятся, кишка тонка, в носу не кругло, и усов нету". (К моменту получения злосчастных бабок, я уже присмотрел себе новую работу, и лишил великовозрастного пионера - героя и народного акына-мстителя удовольствия мурыжить меня при каждой последующей выдаче зарплаты. Адью, мусью, пишите письма и высылайте DHL-ом).

Мы вдохновенно ржали, причем так громко, что официантки и посетители, кто пугливо, кто с наигранным презрением (фи, короче, какой плебс. Нет, слов таких мудреных тёлки такого рода и вида обычно не знают, поэтому всё было гораздо прозаичнее.

Нииикааа, ты на его джинсы пасмаатри дааа, талкучка малыдыр, эээ. А плечи каааакие! Но он, наверно, чушка тааакой. С тяспяем. А другой тааакой дааа, ничего... даже очень. Только он, по-моему, каампьютерщик, а ааани таакие зануды бывают) а кто и с возмущением начали на нас оборачиваться.

Нам то, понятно, по..й, глядите, милые, на здоровье, у нас ничего не видно, (а ты, браток, чего уставился? Людей смеющихся не видел, что ли? Ты в тарелку повнимательней гляди) так чего ж стыдиться, а если вас не устраивает, так мы показать можем.

Благо, Мехман хоть и "каампьютерщик", но лет пять уже какой-то "тайквондой" занимается, суть которой сводиться к тому, что надо заорать на противника как можно громче, чтобы тот испугался и очень быстро умер, да и я далеко не астенического сложения. Так... Расплатимся... Пошли... Куда? Да мало ли...

Вы что-то хотели сказать, молодой человек? Или вы то-то уже сказали? А, ну, значить, это мне показалось.

Ничего, ничего, кушайте. В смысле, салатик глотайте, молодые люди, а то ведь мордой в тарелку ткну, дня два потом дрочить не сможешь, падла (наши обозленные рожи, помноженные пенку слюней в уголках рта возымели должное действие, и с нами связываться не стали, ну, мол, их на х.., долб..в, еще покусают, ходи потом в поликлинику, на уколы, да не в ягодицы, а в самый что ни на есть живот).

Мы вышли, вдохнули полной грудью, почесали кое-где (я - живот, Мехман - промежность. Он когда помоложе был, учился в Питере (тамошние преподаватели, если он по пьяни к зачету плохо подготовился стыдили его фразой, вам, Мехмат, с вашим-то именем, постыдились бы, вам бы гордостью курса быть, да на доске почета висеть, а не с Сергеевым в вытрезвителе кантоваться.

Эх, вы! Стыдитесь, молодой человек), связался с панками, попал, короче, приличный мальчик из еврейской семьи в дурную компанию, и этот богемно - бомжеватый налет с него не снимет ни профессия, ни районские родственники, ни супруга).

– А ты чего не женишься?

– А мне оно надо?

– Не скажи, приятно, пришел домой, чай, ужин, тапки (лицемер, ой лицемер. Обманывает, вредный, врет, и уже весь красный, короче, правдив и честен, как Троцкий, не тем будь помянут).

– Мозго..ство, спиногрызство, кровопийство (вдохновенно подхватил я), ни пивка с друзьями, ни рыбалки (не пью пива, ибо Аллах акбар, ненавижу рыбалку, трудно придумать более дурацкое времяпрепровождение, но надо же соль ему на рану насыпать, тут все средства хороши, хоть балет с гольфом пополам с малиновым вареньем), ни .... Ну, мало ли чем холостяк заняться может. А вот женатым нельзя такими приятными и полезными вещами развлекаться. Вот и животик у тебя появился, залысинки, зрение ослабло, нюх потерял, уши прижались к голове, а зубы к нёбу, картинка Пикассо, а не расцвет душевных и телесных сил.

– На себя посмотри (засопел обиженно, задело, ух, задело, завидует дружок по белому, он налево от жены, а мне не от кого, потому налево в моём случае не хляет, на том и стоим, пока, во всяком случае, я не самый умный, и на меня найдется проруха, как у старухи прореха).

– А что? - спросил я и оглядел себя в витрине магазина, улыбнувшись продавщице, которая залилась идиотским смехом, который, как я понял, свидетельствовал о её ко мне расположении. Что ж, каждый выражает свои эмоции в соответствии с уровнем развития (Какая же я гадина все-таки, а? Девочка мне улыбнулась, а я её так вот, некорректно, как когда-то белый негра). Да хоть одноногая, какая разница, раз (по-моему) я ей понравился и есть вариант ХАРРРРОШЕГО времяпрепровождения? Подошел к прилавку (прикинулся шлангом, типа выбираю запонки, ах, как же я без них на прием к Её Величеству Королеве Нидерландов, как по-вашему, милая девушка, они подойдут к моей зеленой сорочке с желтым жабо, тапками с помпончиками и кармашком на груди для спичек, писем и газет, а?), рассыпался мелким бесом, понаговорил комплиментов, ослепил неотразимой улыбкой, (при отсутствии одного зуба, а не при наличии пяти золотых, как у обаятельного Буратино. Не в смысле зубов.), тиндинлинкал мандолиной, дундудел виолончелью, чуть из кожи вон не вылез, симпатичная ведь девушка, можно и постараться (и все за ради 150 грамм мяса, как выражался майор Ахадов, мой непосредственный командир в лихое время прохождения воинской службы), взял её телефон, поблагодарил от всей души и не только, в особенности от тела, я бы даже сказал, что самая пылкая благодарность была выражена ОДНОЙ его частью, и растворился в толпе. Мехман угрюмо наблюдал за моими злодействами, сопел, порывался тоже к кому-нибудь подклеиться, но его безжалостно отшили, к моему вящему веселью и удовольствию. "У женатых глаза как у кроликов, пришибленные слегка, вот бабы вас и чуют за версту, поэтому идите к валикам, друг любезный" - веселился я. "Скотина" - пробурчал недовольный окольцованный и пойманный. "А ты думал? Нам, скотам, на свете весело и легко живется" - резвился я. Мы прошлись еще немного, вечер еще не наступил, но afternoon уже закончился, эдакое приятно-промежуточное время суток, спешить мне было АБСОЛЮТНО некуда, да и даже если было бы, грешно ж спешить в такой расслабляющий вечер, хочется присесть на ковер, как делали далекие предки, покурить ароматный табак из кальяна (обязательно из кальяна, незабываемое ощущение, ты словно прикасаешься к истории, лапаешь её за задницу), попить кофейку или, там, чайку из небольших чашечек, побеседовать с друзьями о том, есть ли жизнь на Марсе, и можно ли назвать жизнью наше с ними существование, и почему всё не так, и как это ВСЁ должно быть на самом деле, и кто мешает, и что делать, а потом расстаться с твердым ощущением своей с ними исключительности, а все остальные, мол, кто к кругу нашему не принадлежит - просто быдло, а мы кто-то из немногих. Нет, все-таки прогресс и благоустроенность наций сильно зависит от климатических условий. А что, от высокого уровня гражданской сознательности у скандинавов всё чики-чики? Дудки, с холодрыги. Эээ, тут неувязочка получается. Почему ж тогда эскимосы в такой ж..е живут? Да ну их всех на ..., и скандинавов, и эскимосов. Вечер намечался приятный, но Мехман-добропорядочный всё испортил. Как же. Проснулся в нем заботливый муж, отец семейства добытчик пропитания, проспавшаяся совесть явно тащила его в сторону противоположную от меня. Домой ему пора. Ладно, я хоть и циник, но понимаю, понимаю, семья дело святое. Иди, друг, оставляй меня наедине с... с чем же это наедине он меня оставляет, а? Ладно, потом додумаю.

Оглядевшись вокруг, я направил стопы... да, на квартиру, которую снимал с друзьями для вполне понятных целей. Ага, с целью предоставления помещений под молитвенные собрания адвентистов седьмого дня, руководить и направлять, нести слово Божье народу, в грехе погрязшем, для этого и снимали квартиру, вы всё совершенно правильно поняли.

Нет, я ни с кем свиданий не назначал, позвонил пайщикам, выяснил, есть ли у них виды на квартиру сегодня вечером, и направился прямиком туда. Почему-то захотелось побыть одному.

Вот, зашел, снял туфли (чтоб потом никто не ныл, что мол, "срач развели, насвинячили, пустые пачки от сигарет, бутылки, гандоны, как с бабой так всегда, а как убраться, так никого не найти, все в район или на дачу уехали". Слава Богу, что не знают, что один пришел. А то б спросили, с чего, мол, это? А узнав, оборжали ьы досмерти.

Причем моей. Доказывай потом, что не того, этого самого.) Поставил чайник, развалился на диване, попялился в потолок, подождал, пока вода закипит, налил чаю, закурил сигаретку.... И вдруг....

Нет, не пукнул, как вы, уважаемые читатели, могли бы подумать, а увидел... Кого бы вы думали? Того самого кота. "Мистика!" - подумалось мне. "Или он за мной увязался с самого утра? Нет, тут что-то не то. Как же он тогда в квартиру проскочил?" - путано размышлял я. Ладно, я коту всегда рад, не прокурор ведь, а очень даже харррроший котик. А он тем временем боязливо обнюхал скатерть, свисавшую со стола, огляделся, потянулся, и запрыгнул в кресло, после чего свернулся калачиком, и вновь уставился на меня теми самыми большими зелеными глазами, которые я так люблю у женщин. "Наглый котяра, чисто глава исполнительной власти небольшого, но симпатичного района" - подумалось мне.

Кот дремал, я тоже, сигарета в пепельнице погасла, мною овладела истома, ни о чём не думалось, и думать не хотелось, ну их всех, а кот пусть остаётся, я сегодня добрый, нет, я к кошкам добрый всегда, а не только сегодня. Продремал я недолго. Меня разбудил достаточно громкий для вежливого обращения, но недостаточно звенящий для многоэтажного мата голос. С такими, знаете ли, знакомыми и достаточно приятными интонациями.

– Ну, молодой человек, как наше ничего?

– А?

– Да не "а", а как, говорю, наше ничего?

– Ты..... это....чего?

– Непонятливый вы парень какой-то. Как дела, спрашиваю?

– А разве...

– Да, коты иногда разговаривают, просто вы, люди, слишком глупы и заняты собою, чтобы обратить на это внимание. А вы в особенности.

– Так глуп или занят? (Подобного рода наезд привел меня в чувство, встряхнул, и до меня дошло, что надо спасать честь всего человечества. Причем от кого! Короче, я в поле воин, во имя цивилизации и Кофи Аннана лично). Ну, всего понемногу, насколько я понял. Не слышу, молодой человек.

– Вот тварь! И кто тебе курить разрешил? Да ещё на пол стряхивать.

– А я кот, знаешь ли, мы всегда сами по себе, и ни у кого разрешения не спрашиваем. И попрошу без оскорблений, я ведь тебя не ругал. Хотя ты, по-видимому, этого заслуживаешь.

– А вы, коты, не спрашиваете разрешения даже когда берете чужие сигареты? (У меня б точно поехала крыша, если б я не съязвил)

– И даже когда трахаем чужих кошек. Догадываешься о чем я?

– Да ты что о себе воображаешь? Вот я тебя сейчас...

– Не советую, молодой человек. Вы когда-нибудь видели, как мы, коты, деремся? Мы это умеем, и я выдеру вам глаза раньше, чем вы успеете занести кулак. Расслабьтесь и закурите, я разрешаю.
Ясное дело, перспектива остаться без глаз (без одного, при лучшем исходе дела меня никак не прельщала, благо, кошачьи драки я видел не раз, прыгучие, ловкие, куда там Ван Даммам. Вот всегда так, пришла беда - и никакие меры безопасности не могут. Что "Яраса", что подключение к системе вневедомственной охраны. Днем письку обжег, сейчас глаза грозятся выцарапать. Нет, Винни-Пух жил на свете гораздо лучше).

– Ты зачем сюда явился, и почему ты такой здоровый и наглый?

– Я же объяснил тебе... Да, ты не против, если мы перейдем на "ты"?

– Да ради Бога. Ты на вопросы ответь (а я тем временем обдумаю, что ж мне дальше делать, не каждый же день такое на голову валится. Нет, валиться, конечно, всякое, но вот такое....)

– Вопросы буду я задавать.

– Да что ты? (снова язвительным тоном)

– Именно так. Но на этот вопрос отвечу, так и быть. Я ж объяснил тебе, что коты разговаривают, и из этого, при наличии определенных зачатков здравого смысла (произнося эту сентенцию, котяра с сомнением покосился в мою сторону. До этого его взгляд рассеяно блуждал по комнате, и следил за клубами табачного дыма, изредка разгоняя его лапой) можно сделать вывод, что мы не совсем такие, как вы, люди, о нас думаете. А точнее, мы СОВСЕМ не такие.

– Правда?

– Видишь ли, вы, болваны, поклонялись нам еще в Древнем Египте

– Ага, и не только, мы потом опомнились, и стали сжигать вас на кострах. Правда, это случилось чуть попозже (радостно подхватил я, и кот слегка нахмурился)

– Да, вы, люди, всегда отличались добротой и терпимостью, причем ко всему живому, в особенности к себе подобным.

– Это ты про котов?

– Нет, много чести. Про вас.

– Много чести кому?

– Вам, вам, людям, и тебе в особенности. Кто-нибудь, когда-нибудь видел котов, тратящих миллионы на какую-то бомбу, когда другие коты в стране рыбки в помойном баке найти не могут? Или ты знаешь котов, которые взятки берут, выборы фальсифицируют, судьями неправедными выслуживаются, или котов-беженцев обворовывают? Знаешь таких, а?

– Ты что это ересь несешь? Кто это выборы фальсифицирует? И кто миллионы на бомбы тратит? Я не на бомбы, и вовсе не миллионы. На бомбы, по идее, должны тратить те, кто выборы фальсифицирует, и беженцев обворовывает. К ним и иди. Адресок подсказать? Могу даже на такси посадить, дорогу оплатить, платочком помахать. Тут недалеко. (Квартиру мы снимали на Баксовете).

– Ну, это несущественно, проблемы это ваши, и я не собираюсь, мне и так неплохо. Короче, мы, коты, гораздо нравственнее людей.

– Ага, особенно в марте нравственность напополам с моралью из вас так и лезет, причем прям посреди двора.

– Нравственность не в том заключается, мой мальчик, (произнося эту фразу, кот презрительно поморщился).

– А с чего это "твой"?

– Мой, мой, причем гораздо более, чем ты думаешь.

– Даже так?

– Именно. Я, например, нахожу, что между нами очень много общего.

– Ни фига подобного. Отродясь по мусорным бакам не лазил.

– Нашел чем меня корить. Зато многое другое делал.

– Например?

– Перечислить?

– Окажи любезность.

– Итак, мальчик, твои желания ограничены следующим: больше денег, больше баб, фу, как ты грубо выражаешься, поржать над чем-нибудь, с друзьями, с такими же как и ты, осмелюсь заметить. Не так ли? Замечаешь сходство? Если я заменю "деньги" на "рыбку" и "баб" на "кошек", то будет практически мой портрет. Правда я, как я уже отметил, гораздо лучше.

– А как насчет друзей? И кроме того, я не черный.

– Мррр, а как насчет Москвы? Кстати, большинство твоих друзей такие же как ты. Сапоги с одного прилавка.

– Ладно, зато при виде того, как я перешел дорогу никто через левое плечо не плюется, (я решил, что нашел больную мозоль, хотя черт их разберет, бывают ли мозоли у котов? Разве что на...)

– Нет, мальчик, несчастья приношу не я. Вспомни, сколько зла ты причинил окружающим? Ты сделал хоть что-то хорошее за свою жизнь? Осчастливил хоть одного человека? Я не кажусь тебе излишне патетичным? Что доброго ты сделал? Принес ли ты счастье хоть одной женщине?

– По -твоему, это и есть критерий оценки полезности? Я насчет женщины.

– Не прячь своё желание оттрахать всех мало-мальски симпатичных телок на свете маской антифеминизма и презрения к ним как к существам низшего порядка.

– Да я и не думал. Все равны, все братья.

– Братья не трахаются.

– Тебе, коту, пусть хоть трижды ученому, этого не понять. Это всего лишь одна из форм проявления любви к ближнему...то есть к ближней.

– Ага, причем ближе не бывает. Куда уж там ближе. Стиснуты донельзя, тесный контакт, причем почти "третьего рода". Не лыбься, это омерзительно, у тебя слева не хватает зуба. Да, да, того самого, около клыка. И чем ты только занимаешься, что времени на зубных врачей не хватает. Вроде б брат у тебя дантист, да и друг дантист. А где зуб-то потерял?

– Это результат неравного боя с превосходящими силами противника. Героизм и самопожертвование, в некотором роде.

– А это не доказательство нашей похожести?

– Вы, коты, один на один деретесь, вам незнаком термин "превосходящие силы противника".

– Ну вот, еще одно доказательство. Теперь, правда, того, что мы, коты, намного благороднее людей. У нас всё по честному.

– Ага. Как у волшебника Сулеймана.

– Нет, не Сулеймана.

– А кого ж тогда?

– Не задавай глупых вопросов. Ты меня разочаровываешь.

– Ой, беда, беда, огорчение. Как в мультике.

– Ну вот. Интеллект у тебя соответствующий. Ума палата. Причем торговая. Под тридцать, а всё выражениями из мультфильмов оперируешь.

– Так, достал ты меня. Так и будешь критику наводить да сравнения проводить, причем все они не в мою пользу. Кто ж тебя сюда высрал?

– М-да, от перевода на русский некоторые весьма экспрессивные выражения несколько теряют первозданный смысл. На азербайджанском это звучит гораздо лучше.

– Ты прям как парламентарий, депутат, понимаешь, народный, донельзя озабоченный вопросами национального самосознания, возрождения, избранник херов.

– Нет, котов в депутаты не берут.

– Да, берут других, да и произносится несколько по-другому.

– Откуда такая ересь? Гражданская несознательность и бунт? Глупая мысля о том, что сейчас не то время? Время, мальчик, всегда то же самое. У вас, во всяком случае.

– У "нас" это у людей?

– Нет, у азербайджанцев.

– (Нет, хамло хвостатое. На что это похоже, товарищи? Явился без приглашения, уселся на кресло, цап сигареты, разглагольствует? Нет, сам виноват, не хуй пускать было. Кстати, донельзя знакомый сюжет, не замечаете?) А чем тебе азербайджанцы-то не нравятся? Хлеб то, небось, наш жреш!

– И тут ошибочка. Я предпочитаю что-нибудь посеръезнее хлеба. Колбаску, например. И то не местную.

– Микояновскую?

– Ну, на худой конец. И если насчет "азербайджанского хлеба", то исключительно из азербайджанских мусорных баков. И, кстати, лазил туда я сам, без помощи нации, правительства, парламента и соответствующих структур исполнительной власти. Слушаю ваши возражения.

– (возражений не было, прав ведь пушистый, умен, паскуда, не "ура" не возмешь, до чего ж коты образованные пошли, а?). Нууу, крыть мне нечем, но пасовать перед....

– Ты хотел сказать "животным"?

– Ты не обидишься?

– Да нет (покосился на меня с видом, явственно говорившим о том, что старая оборотка насчет тех, на кого обижаться не принято, ему известна). Чего ж еще от вас ждать?

– От кого это "от нас"?

– От азербайджанцев. Ведь у вас комплекс превосходства, не говори, что не так, и проистекает это, скорее всего, от комплекса неполноценности. Причем комплекс на практике ничем не подкрепленный. Вас хватает только на разговоры в чайхане. Вы свысока смотрите на "других", что не мешает вам у них зарплату получать. Что, не правду я говорю?

С этими словами кот внезпано подпрыгнул, сверкнул глазами, проурчал что-то вроде "меня зовут, я к тебе вернусь" и исчез. Допился? Да нет, непьющий я. После армии во рту ни капли ен было. Накурился? Да нет, Аллах акбар, какой план.

Я сидел, вперив взгляд в стенку, по которй бежал таракан. "Ну как и этот со мной душещипательную беседу начнет?" и потянулся за тапком, чтобы прервать очередную партию обвинений в никчемности, национальной непригодности и незрелости единственным доступным на сегодняшний момент способом. Размазав таракана по стенке, я еще немного поглядел на него, задумался о великом таинстве жизни, закурил, крепко затянулся и вышел из квартиры.....

... А ты, пидер, и камнем сим я сейчас тебе голову размозжу, и доктора рану сию не одолеют, не залатают, не вылечат. По-моему, в Писание опечатка вкралась. (Фраза, произнесенная проезжая вечером мимо российского посольства.

Да нет, я не против российского посольства, я не против России и русских, я просто педиков не люблю, а они, почему-то там собираются. Куда только Путин смотрит? И милиция? И общественность? Это не есть хорошо, не гут совсем, чох кютц. Дядя вставил дяде в зад, дядя вдруг заохал, знайте все, и стар, и млад, это очень плохо. Аллащ Майаковскийя рящмят елясин, хороший был поэт, царствие ему небесное, харе Рама, в харю Раму, на фиг нужен этот Рама). Да, а кстати недавно вот педику навалял немного горячих. Сижу понимаешь, вечером во дворе, покуриваю себе, (не совсем чтобы вечер, где-то около часу ночи, ну не спиться натуре творческой, или тварьческой звучит лучше?), и вдруг....

Вот наглость то! Совсем сучьё оборзело! Прям во дворе, гнида, из подъезда, гей выходит. Трансвестит. (Кто его, шваль эдакую заказывал это второй вопрос, наутро все отмазывались, хотя кое-какие соображения на сей счет у меня есть, но об этом после).

Я слегка опешил, подошел к недочеловеку, пригляделся (вдруг тривиальный валик, конфузу-то будет, если ни с того ни с сего честной давалке промеж ушей дать, стыд-позор, недостойное мужчины деяние), спросил, причем вежливо так спросил, мол, вы девушка, я очень извиняюсь? (И подумалось, если валик, так может и обломиться покувыркаться?). А нелюдь мне и говорит: "Нет, я мальчик". Как сказал, так и получил ногой в живот, а потом левой боковой в челюсть.

Что тут началось! Парик в одну сторону улетел, сумочка в другую, а педрило повалился на асфальт, да как заверещит! Вот оно, разъяснение на практике значения слова "гящбяшцвян". ТАКОМУ шювяну любая гящбя позавидовала бы! Я его ногой, чтоб заткнулся, надо мне перед соседями лажаться, в темноте не разглядят, подумают женщину бью, неудобно, опозорюсь на старости лет, я его ногой, а "он" вопит всё громче, извивается, да таких децибелов нагнал, любая шлюха, как уже было сказано выше, позавидует, воет, да таким премерзким фальцетом, на Дунае Моисеев глас слышен, аж стекла в окнах задрожали, голубая Шура, короче, а у меня мурашки по коже от омерзения.

Вволю натешившись, (процедура наказания за гомосексуальные наклонности и обман честных граждан женоподобным видом сопровождался матом и глубокомысленными фразами с моей стороны вроде "стране нужны герои, а вот пи..а рожает мудаков") я для проформы дал еще один пендель ублюдку, оглядел поле битвы (не выронил ли я чего своего, и не выронил ли "он" чего-нибудь такого, что мне бы пригодилось? Что такого может быть у защёка, что может понадобиться честному переводчику, спросите вы? В данном случае вы были бы совершенно правы. Пидерский телефон мне не нужен, я еще не пал столь низко, и вообще, гоп стоп - не моя стихия, я просто идейный борец за гетеросексуальные отношения. Найди себе бабу и.... ну, вы понимаете). Я подумал было прочитать ему небольшую лекцию по понятиям, да вовремя сообразил, что не сдержусь и просветительская деятельность найдет свое (вполне логическое) завершение в очередном акте навешивания горячих. Пора уходить, причем быстро. По-английски, так, втихаря, а то слыхал я разное, в том роде, что их, швалей, менты крышуют, так мне в довесок только родимого отделения не хватало. И варианты вроде "кошелек, кошелек, какой кошелек!?" не прокатят. Вот "он", живое доказательство, кошелек, скулит на асфальте, дошло до сына блядиного, что сила моих ударов была прямо пропорциональна громкости "его" криков. Исчез я. Растворился, как сахар в чае, как Башлачёв в Бритни Спирс. А на душе так мерзко было, как будто в кучу говна вляпался, да не просто вляпался, а упал на него двумя ладонями и весь вывалялся да вымазался, мордой, мордой. Плакал он, как женщина, обиженно, тонко, и протяжно.

Женских слез я не выношу, их суррогат был настолько близок к оригиналу, что мне захотелось бежать оттуда, да подальше, как будто я совершил что-то постыдное, позорное,к короче, будто педом сам стал, и от себя, родимого на полусогнутых в ночь уйти пытаюсь. Вот мразь. Аж руки дрожат, когда с такими сталкиваешься, как будто омерзительную сороконожку раздавил, и разглядываешь слизь и дрянь, размазанную по асфальту. Скажете, гомофобия?

Да ничего такого и рядом не лежало, причем в прямом смысле этого слова. Кто ж их, чмырей, бояться-то будет? Вот то-то же. И чтоб никаких мне фобий! Понахватались слов новомодных, как коты блох. Тьфу ты, опять коты....

....Внезапно зазвонил телефон. Как у того меня в детском стихотворении.

– Да

– Это я, Мехман. Выйди, пошептаться надо.

– Давай приезжай ко мне, поднимайся, чаи гонять будем.

– Неудобно, поздно ведь.

– Поздно когда тебя отец за мастурбацией ловит, в особенности, если уже поздно. Ты где?

– Да около вас.

– Поднимайся, говорю.

Я открыл дверь и слегка опешил. По лицу Мехмана тянулись то ли три, то ли четыре длинные и глубокие царапины.

Я глупо улыбнулся и спросил: "Кот, что ли?" "Да нет, жена" - ответил он, и почему-то отвернулся.

Alatoran

Günün bütün mövzuları

XS
SM
MD
LG