Keçid linkləri

2016, 09 Dekabr, Cümə, Bakı vaxtı 20:01
Предыдущая стр.

9

На следующий день, когда он уже ехал в Дмитров, его снова начали мучить вчерашние мысли. Помимо всего прочего, Анджело беспокоило и то, что практических результатов нет. Одни догадки. Что-то надо было предпринимать.
Он заранее позвонил начальнику Дмитровского районного отделения милиции Артемьеву и попросил его разыскать и пригласить в милицию всех указанных в списке. Анджело хотел побеседовать с каждым из них наедине.
Едва Анджело вошел в кабинет начальника, как тот сразу же встал и двинулся ему навстречу. После взаимных приветствий начальник вызвал инспектора по делам несовершеннолетних.
- Капитан Олег Денисович Володин, – представил он инспектора детективу. Затем указав на пришедшего, добавил: – А это наш очень важный гость из Москвы Дмитрий Эминович Агаев. Его часто зовут Анджело ди Бронзо... Олег Денисович, будьте добры, уступите на время ему ваш кабинет. Ему надо поговорить с ребятами.
- Есть уступить, – козырнул капитан и улыбнулся.
Вскоре раздался звонок по внутреннему телефону. Володин доложил, что все готово.
- Я провожу вас в комнату Володина, – поднялся со своего места Артемьев.
Анджело и начальник милиции прошли в рабочий кабинет инспектора. Здесь Анджело попросил хозяина кабинета:
- Олег Денисович, пусть ребята подождут в соседней комнате. Я буду вызывать их по одному.
- Слушаюсь. Кого вызвать первым?
- Давайте начнем с Максимовой, – сказал Анджело.
- Ну, не буду вам мешать, – сказал Артемьев и вышел из кабинета.
Вошла Оксана, рыжеволосая и конопатая девушка. По всей видимости, она была немного испугана.
- Здравствуйте, – поздоровалась она и нерешительно остановилась у двери.
- Садитесь, – улыбаясь, мягко сказал ей Анджело. – Как себя чувствует звезда мировой поп-эстрады Оксана Максимова? Есть какие-нибудь подвижки в творчестве?
- Вы делаете мне комплимент, – грустно сказала она. – Какое может быть самочувствие? Да еще здесь.
- Ну ничего страшного. Я просто хотел поговорить с вами. Правда, я не слышал ваши песни, но когда вы вошли, я понял, что «Фабрика звезд. Новый сезон» лишилась одного из самых ярких кандидатов. Вы не прошли отбор?
- Э-э… Ясно же, что там все решают знакомства и блат, – с запальчивостью сказала она.
- Не может такого быть, Оксана. Может, просто члены жюри не смогли разглядеть ваш талант. Или вам не удалось как следует продемонстрировать свои способности. Знаете, есть люди очень талантливые, однако они не могут правильно распорядиться этим даром, а иной раз бывают не готовы к испытаниям, – попытался утешить ее Анджело.
- Я сделала все, чтобы донести до членов жюри свой голос и манеру исполнения. Но впечатления на них я не произвела.
- А вы с кем ездили на конкурс, вместе со всеми другими участниками из Дмитрова, не правда ли?
- Нет, я поехала с Наташей. Конечно, я знакома и с остальными. Но со мной ездила только Наташа.
Анджело вытащил из кармана известный листок со стихами и положил его на стол перед Оксаной.
- Посмотри, Оксана, знакомы ли тебе вот эти стихи?:
- По-моему, слова из какой-то песни, – сказала Оксана, отложив в сторону листок.
- Нет, Оксана, подумай немного.
- Вы считаете, что это слова из песни, исполненной на конкурсе? – Н-е-е-т, я помню наизусть все песни «Фабрики», таких слов я там не слышала… Точно, песни с такими словами там не было, – уверенно сказала девушка.
- Может, это стихотворение написал кто-то из ваших ребят? – спросил детектив.
- Не могу сказать.
- Может, их написал Коля Бурцев и посвятил Наталье?
Она чуть не рассмеялась и с нескрываемой иронией к упомянутому лицу произнесла:
- Стихи и Коля, да что вы? Не верится что-то. Он же здесь, у него и спросите.
Последовал новый вопрос:
- А каковы отношения Коли и Натальи?
- Вы говорите о нашей красавице Наталье? По-моему, она даже не смотрит в его сторону. У нее же столько поклонников… – на лице девушки отразилось мимолетное чувство острой зависти.
«Шерше ля фам, – мысленно усмехнулся Анджело. – Там, где на арене появляется красавица, жди приключений».
- Наталья твоя подруга?
- Нет, я только на «Фабрике звезд» узнала, что она тоже из Дмитрова. Потом несколько раз мы вместе приезжали и уезжали. Во время конкурса парни так и крутились возле нас. Наталья знает себе цену, так что всех держала на расстоянии.
- А что, если это стихотворение посвятил ей один из ребят? – спросил Анджело.
- Не знаю. Лучше будет, если спросите у самой Натальи. – Было видно, что разговор о сопернице вызывал у нее все большее недовольство.
- Хорошо, спасибо Оксана. Желаю вам успехов.
Попрощавшись, Оксана вышла из комнаты. Затем Анджело побеседовал с Ольгой Сухаревой и Николаем Бурцевым. Оба заявили, что впервые видят эти стихи. Дольше них Анджело расспрашивал Бурцева. Но тот сообщил, что никогда не увлекался сочинением стихов, а Понтилиди ему не нравится. Хотя он больше всего и интересовал Анджело, но уже через пару минут детектив осознал, что так удачно задуманная версия лопнула, как мыльный пузырь. Ко всему прочему, Бурцев оказался круглым двоечником. Какие уж тут стихи! Не было у него и пореза на правой руке.
Последней вошла та самая Понтилиди. Это была высокая, очень красивая и стройная девушка с гордой осанкой и длинными волосами. Когда она села, Анджело обратил внимание на цвет ее глаз.
- По меньшей мере несправедливо, что такая красивая девушка не принята в «Фабрику звезд. Новый сезон», - сказал Анджело.
Наталья, в свою очередь, с интересом взглянула на хорошо и со вкусом одетого мужчину, откинула назад черные волосы и небрежно проговорила:
- Наверное, что-то серьезное стряслось. Зачем нас вызвали в милицию?
- Нет, ничего страшного не произошло. Просто у меня есть к вам несколько вопросов.
- Вы меня правильно поймите. Я-то не волнуюсь. Беспокоятся родители. Мама ждет меня перед зданием. - Она невольно бросила взгляд в сторону улицы.
- Ваши друзья уже все рассказали и ушли. Мы сейчас немного поговорим, уйдете и вы.
- Надеюсь, - сказала она и поджала губы.
«Действительно знает себе цену, – подумал Анджело. – Неслучайно от нее все без ума».
Он внимательно посмотрел на сидящую перед ним расписную красавицу и серьезным тоном сказал:
- Наташа, мы нуждаемся в вашей помощи.
- Буду рада, если смогу. Но чем я могу вам помочь?
Она закинула ногу на ногу и стала ею качать. Ясный знак, что большого желания помогать у нее не было.
- Посмотрите Наталья, не знакомы ли вам эти строки? Может, их написал человек, которого вы знаете? – сспросил Анджело и протянул ей стихи.
Прочитав их, она усмехнулась и пожала плечами: – Смешные какие-то.
- Почему?
- Не знаю, но мне они показались смешными.
- Они вам знакомы?
- Нет, в первый раз их вижу, – сказала она, продолжая с улыбкой разглядывать текст.
- А вообще, кто-нибудь среди участников «Фабрики» или ваших знакомых мог бы написать подобное стихотворение?
- Таких я не знаю, – пожала она плечами.
После этого Анджело намеренно задал ей прямой вопрос, от ответа на который много могло зависеть:
- Наталья, а у вас есть парень?
- Нет, конкретно никого нет, – спокойно и без всякого смущения ответила девушка.
- Наверное, на «Фабрике звезд» или в школе есть такой, кто в вас безумно влюблен.
Внезапно Наталья покраснела. Вероятно, это было ее больное место.
- Может и есть… – наконец выдавила она и даже опустила глаза.
- Кто он?
- Так я не могу сказать. До восьмого класса в средней школе с нами учился Вадим. Мы были очень влюблены друга в друга. Потом Вадим с родителями переехал в Германию. Но мы до сих пор с ним переписываемся. Он обещал в следующем году вернуться в Москву. И в школе все знают о нашей любви.
- Кроме него, никто не признавался вам в любви?
- В школе всем было известно, что мы любим друг друга. Наверное, поэтому те, кто в меня влюблялись, не осмеливались в этом признаться.
- А вы знаете кого-нибудь, кроме Вадима, также безумно влюбленного в вас?
- Не помню, чтобы в школе был кто-то. А в медицинском институте, где я сейчас учусь, одни девушки.
- Не может быть, чтобы никто глубоко не полюбил такую красивую девушку.
Наталья улыбнулась и стыдливо опустила голову.
- А чем вы не приглянулось жюри на «Фабрике звезд»? Почему вы попали в отсев?
- Мне кажется, что потому что тембр моего голоса слишком низкий, плюс недостаток актерского мастерства. Но когда я пришла на конкурс, несколько ребят подошли ко мне и сказали, что ты, мол, офигительно красивая и по всем данным должна пройти все туры.
- Кто-нибудь из этих ребят проявлял к вам знаки особого внимания?
- Нет. Там и без меня было достаточно красивых девушек, я ведь не одна такая…
- У каждой есть свои поклонники. Но у вас их, наверное, было больше всех.
- Нет, не могу говорить за других, – улыбнулась Наталья. – Пару раз общалась лишь с Игорем.
Анджело еще раз посмотрел на девушку и сказал:
- А не могли вы поподробней рассказать о вашем знакомстве с Игорем и событиях на «Фабрике» с самого начала?
Понтилиди пояснила, что все началось с конкурсной анкеты.
Она взяла бланк, чтобы его заполнить. Поскольку сильно волновалась, то допустила ошибку. А когда захотела ее исправить, наложила на бланк кляксу. Она так сильно расстроилась, что чуть не заплакала. За одним с ней столом заполнял анкету какой-то парень. Он видел, в каком она состоянии. Поэтому взял в оргкомитете новый бланк и сам переписал ее данные. А потом передал ей листок со словами: «Ваше дамское Высочество, пожалуйста, распишитесь!». Она поставила подпись, и он сдал оба бланка в оргкомитет. Она горячо его поблагодарила. После этого они познакомились. Он сказал, что зовут его Игорь и приехал на конкурс из Воронежа. После сдачи анкеты они вместе погуляли по городу, посидели в кафе. Игорь оказался очень талантливым парнем. Он говорил, что если попадет на «Фабрику звезд», то они обязательно споют дуэтом. Он привез в Москву свою гитару и очень хорошо на ней играет.
С Игорем они еще раз встретились на следующий день после конкурса. Они с подругой Оксаной собрались в Москву, чтобы узнать результаты первого тура. Стоило ему их увидеть, как он стал ходить за ними, как привязанный, и все время был рядом. В первый день конкурса они с Игорем стояли перед комнатой, где шел очередной тур. Она ждала своей очереди на выступление. А Игоря должны были вызвать через несколько дней. Она вошла и исполнила заготовленный заранее отрывок из песни. За ее выход во второй тур из всех членов жюри проголосовал лишь один человек. Другой нашел дефекты в ее голосе, третий указал на ее низкий артистический уровень. Так ее и отсеяли еще на первом туре.
Выйдя из комнаты, она не удержалась и заплакала навзрыд. Подошел Игорь и стал ее успокаивать. Он пошел и принес ей воды. Потом пригласил в кафе. Она никак не могла придти в себя, все время рыдала, говорила, что к ней отнеслись предвзято и необъективно. Почему, мол, более слабые прошли во второй тур? Наверняка у них были связи. Потом Игорь проводил ее в Дмитров. Его выступление перед членами жюри должно было состояться через три дня. Она обещала Игорю приехать в день его выступления, но мама не разрешила ехать в Москву. После этого девушка с Игорем больше не встречалась.
- А когда состоялось ваше выступление? – спросил Анджело, выслушав ее рассказ.
- Если не ошибаюсь, двадцатого октября.
- А когда выступал Игорь?
- Через три дня после меня. Значит, двадцать третьего, – ответила девушка.
- А после двадцатого числа, то есть, после вашего выступления, вы больше не видели Игоря?
- Нет.
- И после этого не перезванивались?
- Нет. Просто договорились, что в день его выступления я приеду на «Фабрику звезд». Но я не смогла приехать, я же вам уже говорила.
Видно было, что эти расспросы начинали ее утомлять. Кому приятно вспоминать о своих поражениях и потерях?
- А Игорь прошел конкурс?
- Наверное, нет, – задумалась девушка. Потому что, когда по телевизору показывали начало проекта, среди прошедших отбор я его не увидела.
В ходе дальнейшей беседы Анджело выяснил, что Игорю двадцать один год, в данное время он живет в Воронеже и работает там в одном из ресторанов. Названия ресторана Наталья не помнила. Кроме того, о его стихотворчестве ей тоже не было ничего известно. Единственное, что она знала, было то, что он написал несколько песен. Однако послушать их ей так и не довелось.
- Хорошо, – сказал Анджело, – донимать расспросами я вас больше не буду. Спасибо, Наталья, можете идти.
Девушка попрощалась и с видимым облегчением вышла из кабинета.
«Хорошая девушка, – подумал Анджело. – Такая красавица, и никакого жеманства».
Через пару минут в кабинет вошел Володин. Он с нетерпением спросил:
- Ну как, что-нибудь эти беседы с ребятами вам дали?
- Можно сказать, что нет, – спокойно ответил Анджело.
- Вот жалость, столько времени потратили!
- Ничего. Пойдемте, Олег Денисович, мне надо попрощаться с Сергеем Дмитриевичем.
Анджело с Володиным поднялись на второй этаж отделения милиции и, постучавшись, зашли в кабинет начальника.
- Я вижу, беседа с молодым поколением подошла к концу? – спросил Артемьев.
- Да, – улыбаясь, ответил он. – Опрос закончен. Все отправились по домам. Одна даже с матерью приходила.
- И как, что-нибудь полезное узнать удалось? – с интересом спросил начальник отделения.
- Так, ничего существенного.
- У нас вечно так. Пока найдешь хоть какую-нибудь зацепку, сколько народу приходится опросить. Время уходит, а оно в нашем деле на вес золота. Чем быстрее выйдешь на след, тем быстрее найдешь преступника.
- Совершенно с вами согласен, Сергей Дмитриевич. Спасибо вам за помощь.
Анджело повернулся к Володину:
- И вам спасибо, Олег Денисович. Извините, что оторвал вас от работы.
Артемьев с Володиным проводили его до автомобиля. Анджело сел в «БМВ». Маркин завел мотор, и машина взяла курс на Москву. Через некоторое время Анджело достал свой мобильный телефон и набрал номер Чумакова:
- Приветствую вас, Иван Владимирович. Как ваше самочувствие? Весьма признателен вам за список «фабрикантов» из Дмитрова.
- Пожалуйста, мой друг, – раздалось из трубки. – Не такая уж и большая услуга.
- Могу я еще раз воспользоваться вашей помощью?
- Разумеется. Что еще тебе такого требуется?
- В Воронеже, в одном из ресторанов, работает певец и гитарист по имени Игорь, ему примерно двадцать один год. Осенью он участвовал в музыкальном конкурсе «Фабрика звезд. Новый сезон». Надо выяснить, где он находится в настоящее время.
- Никаких проблем, позвоню нашим воронежским коллегам, они проверят. Это срочно?
- Иван Владимирович, вы же знаете, в нашей с вами работе ничего не срочного не бывает.
- Знаю, знаю, – проворчал Чумаков. – Ну, бывай. Как только получим ответ, позвоню.
- Спасибо...

10

Анджело приехал в свой офис и поднялся в кабинет. Сев в кресло, он проверил письма, поступившие по электронной почте. Примерно через десять минут зазвонил мобильный телефон.
- Видишь, как я оперативен, Анджело, - послышался ироничный голос Чумакова.
- Не то слово, Иван Владимирович. Уже удалось что-то узнать?
- Наши ребята установили, что интересующий тебя парень поет в ресторане «Смирнофф» Фамилия его Реутов… Игорь Реутов … Уроженец Воронежской области. Ресторан находится на улице Левобережная.
- Это точно? Ошибки быть не может? – спросил Агаев, делая пометки в своем блокноте.
- Нет, все точно. По крайней мере, по твоим ориентировкам выходит, что он. Еще раз читаю: «Уроженец Воронежской области».
- Понятно. Большое спасибо. За мной должок, – улыбнулся он.
- Я запомню это, – ответил Чумаков. – Пока.
Положив трубку, Анджело прошелся по кабинету. Ему вдруг захотелось прыгнуть вверх и закричать знаменитое: «Йес!»
Все сходилось! Тихая Сосна именно в Воронежской области и протекала! Если это был тот самый Игорь, о котором говорила Понтилиди, тогда все, что ему оставалось выяснить, сводилось к двум простым вопросам: был или не был Реутов автором этих стихов или нет? Если да, то каким образом они оказались в машине Матвеева? Оставалась лишь одна загвоздка: если стихи были написаны именно им, то это еще не означало, что он убил пенсионера. Он вполне мог садиться в автомобиль задолго до преступления. Просто ехал куда-то и случайно выронил листок.
В любом случае все это следовало проверить. Надо было срочно отправляться в Воронеж.


* * *

Анджело сидел в кресле бизнес-класса самолета, вылетающего в Воронеж. В салон вошла стюардесса. Она оглядела пассажиров и напомнила о правилах безопасности. Удаляясь, еще раз скользнула взглядом по Анджело. Пассажир, мужчина лет сорока пяти, сидевший справа от Анджело, посмотрел вслед уходившей бортпроводнице и тихо сказал соседу:
- Хорошенькая. Давно не видел таких красивых стюардесс. По-моему, она с большим интересом взглянула на вас.
Анджело промолчал.
Вскоре сосед заговорил вновь:
- Отчего же не смотреть, среди всех пассажиров салона – вы самый молодой. Наверное, поэтому и вызвали у нее этот особый интерес.
- Но ведь и вы не старик.
- Вам так кажется. Мне шестьдесят пять лет.
Он поразился:
- Если вам действительно столько, сколько вы говорите, то поздравляю – выглядите вы моложе лет на двадцать.
- Да, столько лет мне никто не дает, – с довольством ответил «старик».
- И что? У вас есть какой-то специфический рецепт? Или это связано с вашими генами?
- Нет. Естественно, с годами человек стареет. Но он не должен изнашиваться. Вот и я стараюсь не дряхлеть.
Бодрый и свежий вид этого человека, живой блеск в его глазах, порывистость в движениях продолжали вызывать у Анджело сомнения в правдивости этих слов. Он улыбнулся и сказал:
– В подтверждение ваших слов хочу рассказать вам одну историю. Я знал одного столетнего старца. Всю свою жизнь он трудился, не покладая рук. Вставал на закате, ложился спать за полночь. Когда был не в духе, то любил приговаривать: «Вот покрылись ржавчиной мои плуг и топор. Они служили мне много лет. А я все держусь…»
Он продолжил:
– Тем не менее, каждый человек по-своему объясняет собственное долголетие. У меня был друг. Его звали Фридон. Каждый год в конце ноября – начале декабря он приезжал в Москву продавать мандарины. Останавливался обычно у меня. Несмотря на свои восемьдесят четыре года Фридон выглядел очень бодрым и подвижным. Сдав мандарины перекупщикам на рынке, он с чемоданом денег приходил уже не к нам, а поселялся в гостиницу. Вначале я был убежден, что там старик развлекается с молоденькими девушками. Но однажды он мне рассказал, что, придя вместе с ними в гостиницу, он приказывал им доставать из пачек сторублевые купюры и раскладывать их по всей постели. Когда девушки выполняли его требование, Фридон раздевался и ложился на кровать, всю покрытую деньгами. Оставшимися деньгами девушки накрывали его тело. Так он лежал около пятнадцати-двадцати минут. Затем поднимался с кровати. По его словам, все его боли и недуги, как пылесосом всасывали в себя эти деньги. Потом Фридон с удовольствием тратил заработок и чувствовал себя очень бодро.
Пассажир справа весело рассмеялся. Сидевшая слева пожилая женщина, выглядевшая крайне серьезной, тоже заулыбалась – видно, и ей передалось хорошее расположение духа соседей.
Самолет уже снижался на посадочную полосу. Жизнерадостный сосед по креслу не знал устали.
- Беседа с вами меня так увлекла, что я даже не заметил, как пролетело время. Вы живете в Воронеже?
- Нет, еду по делам. Я продюсер, – сказал Анджело.
- Ах, вот оно что! Ведь говорю же себе, что откуда-то вас знаю. Наверное, вы частый гость на телевидении?
- Иногда приглашают, конечно.
В душе Анджело посмеялся над своим ответом. Обычно он старательно обходил телеэкраны и камеры фоторепортеров.
Лайнер бесшумно приземлился на бетонку. Пассажиры начали покидать самолет. Распрощавшись с соседями справа и слева, Анджело подошел к выходу. У трапа его ждал близкий друг, один из самых талантливых детективов, каких он знал – Геннадий Горшков.
- Здорово! – Геннадий расплылся в улыбке.
- Здорово! – ответил Анджело. – Спасибо, что встретил.
- Ну что ты! Встретить друга – святое дело.
- Гостиница «Дон-Плаза», – сказал Гена водителю, когда они уже выезжали из аэропорта. – Значит так, сейчас заезжаем в гостиницу, оставляем там твои вещи и потом едем в ресторан. Я заказал столик в «Петровском базаре». Мы ведь с тобой после Рио-де-Жанейро и не виделись. Вон сколько времени прошло...
- Нет, Гена, в «Петровский базар» мы с тобой не пойдем. Лучше отправимся в ресторан «Смирнофф». Мне необходимо быть там. Да, вспомнил, здесь я для всех – продюсер, занимающийся поисками молодых талантливых певцов.
- Ясно. «Смирнофф» так «Смирнофф». Продюсер так продюсер, – понимающе улыбнулся его друг.
Когда они выходили из гостиницы, Геннадий позвонил в ресторан и заказал столик с тем условием, чтобы он был недалеко от музыкантов.
Ресторан был забит до отказа. Их проводили к столику. Отсюда была хорошо видна эстрада, на которой, аккомпанируя себе на рояле, одна певица средних лет исполняла русские романсы. Анджело терпеливо ждал появления следующих исполнителей. После певицы вышел бородатый бард, который изо всех пытался подражать пению Высоцкого. Анджело взглянул на часы. Было уже восемь часов.
- Гена, а во сколько закрывается это заведение? Похоже, что нашего певца уже не будет? Вроде бы давно пора ему появиться.
- Будь спокоен. Сейчас все рестораны работают допоздна. Не волнуйся, Анджело, появится твой соловей.
- Надеюсь, – вздохнул он. – Раз появится, то будем ждать.
После барда вышли двое джазистов. Минут через двадцать появился парень лет двадцати. Посетители встретили его шумными аплодисментами. Он начал петь.
- Вот он, – сказал Геннадий. – Тепло его встретили, видно, неплохо поет.
- Да. Голос неплохой, но чего-то в нем не хватает, – ответил ему через пару минут Анджело .
- И чего?
- Понимаешь, Гена, иной раз смотришь – ну все, так сказать, параметры на месте. И голос приятный, и сам ничего, и манера исполнения на уровне. Тем более, что зрителям нравится. Но это случается лишь при исполнении конкретной песни. Просто создается хорошее впечатление. Однако почему-то хитами песни не становятся. Скорее всего, в душах людей они не оставляют никакого следа.
- Ну ты даешь! Ты, оказывается, еще и правда в продюсерском деле кумекаешь. Ей-богу, если займешься этим парнем, раскрутишь как надо, то из него будет большой толк, – улыбнулся Гена.
- Честно говоря, я опасаюсь, что в результате моей «продюсерской работы» выявятся некоторые темные стороны его жизни. И тогда ему придется сменить сцену на нары...
Анджело погрустнел. Пора было заняться делом. Он подозвал к себе официанта:
- Друг! Скажи мне, как зовут этого парня? Отлично поет, на уровне.
- Игорь Реутов.
Анджело достал из бумажника зеленую хрустящую купюру и протянул ее официанту:
- Отдай это ему. Попроси, чтобы спел что-нибудь из репертуара Принцессы.
Официант подошел к Игорю, что-то прошептал ему на ухо и ненавязчиво передал деньги. Тот так же, как это принято, не привлекая общего внимания, положил их в карман. Затем посмотрел в сторону Анджело, поклонился и стал переговариваться с музыкантами. После этого он запел один из хитов популярной певицы. Агаев не раз слушал эту песню. Игорь исполнил ее неплохо, и Анджело вознаградил его аплодисментами. Игорь допел песню, поклонился и покинул зал.
- Ну что, я пошел? – спросил Геннадий.
- Да, но запомни, пока только общее знакомство. Надо, чтобы он сам напросился на встречу. Пусть вообразит, что это счастливое стечение обстоятельств… Остальное – за мной.
- Ладушки. – Геннадий встал из-за столика.
Прошло уже много времени, но ни Геннадий, ни Игорь не появлялись. «Судя по всему, не такой уж он и сговорчивый. Дело затягивается …» Он посмотрел на часы: его приятель отсутствовал тридцать минут. Наконец он увидел возвращающегося Геннадия. За ним шел объект интереса Анджело.
- Будьте знакомы, это – Игорь. Очень талантливый парень, – представил Геннадий. – Я заметил, что тебе понравилось его пение, и решил, что вас надо обязательно связать друг с другом. Тем более, что такие крутые продюсеры, как ты, к нам приезжают не каждый день. Может, что-нибудь сделаешь для его раскрутки? Или, как у вашего брата говорят, «промоушена»?
- Садитесь, Игорь. Я прослушал две ваши песни. Недурно, в них что-то есть. В принципе и при определенных условиях, звезду из вас вылепить можно. Но придется много вкалывать. Потребуются большие бабки и куча времени.
- Знаете, если честно, во всю эту туфту я уже не верю, – равнодушно проговорил Игорь. – Уже обжегся. Все равно ничего путного не выйдет. Честно говоря, я уже немного знаком с шоу-бизнесом, но к сожалению, ваше имя мне ничего не говорит.
- А потому и не говорит, что в основном он работает за границей, – заметил Геннадий.
- Да? Если не секрет, а с кем из звезд вы работали?
Анджело понял, что доверие парня надо завоевать именно сейчас. Усмехнувшись, он открыл кейс и достал оттуда несколько фотографий. На снимках, сделанных на берегу Тихого океана, на острове Фиджи, были сняты он и Принцесса. За подобные фотографии самые популярные газеты и журналы в мире могли выложить бешеные деньги. Но о них было известно лишь ему, Принцессе и снявшему их фотографу. И никому больше.
Игорь жадно рассматривал фотографии, в глазах парня светилась радость. В его голосе уже не было ни следа неверия и пессимизма.
- Вы – продюсер Принцессы?
Наверное, еще немного, и Игорь объявил бы об этом на весь ресторан.
- И вы в Воронеже? Но какими судьбами? Даже не верится.
Он повернулся к Геннадию:
- Я бесконечно горд тем, что на меня обратил внимание сам продюсер Принцессы. Огромное спасибо вам, что вы познакомили меня с такой выдающейся личностью. – Ничего себе, продюсер Принцессы в Воронеже!
Геннадий объяснил:
- Понимаешь, Игорь, мы старые друзья, он приехал в город по другим своим делам, не связанным с шоу-бизнесом. Сюда мы зашли только поужинать. Случайность, как тебе известно, есть непознанная закономерность.
Он улыбнулся и продолжил:
- И потом, еще неизвестно, что из всего этого выйдет. Одно несомненно - он тобой заинтересовался, а при желании уж точно может помочь.
Геннадий повернулся к Анджело:
- Ты ведь знаешь, что я страстный патриот Воронежа. Ты мой лучший друг. Я хочу, чтобы Воронеж прославился за счет звезды, осветившей небосвод мирового шоу-бизнеса...
Анджело едва не рассмеялся от красноречия и изобретательности друга и сказал:
- Что ж, я подумаю. Вначале надо создать ему имидж и придумать сценический псевдоним.
- Игорь, это шанс, ты должен сделать все, что от тебя потребуется. Давай, Игорь, покажи на что способен.
- Ну все, мы еще успеем поговорить на эту тему, – сказал Анджело. – Предлагаю поднять бокалы за молодые таланты!
Ресторан почти опустел. Анджело разговорил Игоря. Юноша, поверивший, что действительно находится в обществе одного из самых известных продюсеров в мире, заговорил о музыке, шоу-бизнесе. Анджело обратил внимание, что Игорь практически не упоминает в разговоре «Фабрику звезд». Лишь однажды он вскользь бросил:
- Справедливого отбора на «Фабрике» нет.
Ресторан закрывался. Анджело посмотрел на Геннадия.
- Да, ресторан хороший. Но жаль, что закрывается в такую рань, – сказал Анджело. – Чего здесь сидеть, пора закругляться.
- Да, да, ресторан сейчас закроется, – подхватил Геннадий.
- Да вы не беспокойтесь! – встрепенулся Игорь. – Я попрошу администратора, и он разрешит посидеть нам еще. Да если они узнают, кто приехал, то до утра будут работать!
- Нет, Игорь, надо расходиться. Где ты живешь? Далеко? Мы можем тебя подвезти.
- Что вы! Ничего подобного. Я же ночую здесь, а заодно подрабатываю сторожем.
- Ну, раз так, то завтра в одиннадцать утра приходи в «Дон-Плазу». Мы с Геной будем ждать тебя в моем номере, – сказал Анджело.
- А вы уверены, что не передумаете? Я уже столько обещаний слышал! Пообещают с три короба и до свиданья. Могу ли я на что-то рассчитывать? А то я приду, а вы уехали по делам.
- Будь спокоен, Игорек, – заверил его Геннадий. – Не с тем человеком имеешь дело. Встречаемся завтра, как договорились.
Обнадеженный Игорь проводил гостей до самого «Бьюика» Гены, а сам вернулся в ресторан.

* * *

На следующий день ровно в назначенное время он был в гостинице. Молодой человек явно волновался. Одет он был с иголочки и даже изменил прическу. Увидев поджидающего его в вестибюле Геннадия, он торопливо подошел и сказал:
- Здравствуйте, он у себя?
- Да, он ждет тебя, как и договаривались. И не волнуйся ты, аж дрожишь. Кажется, парень, тебе действительно крупно повезло.
- Мне никогда не везло. Может, хотя бы на этот раз…
Игорь с Геннадием поднялись в номер. Анджело встретил их в большой комнате и сразу заметил, что к встрече парень готовился очень тщательно.
- Ну, вы беседуйте, а я зайду попозже, пообедаем вместе, – сказал Геннадий и направился к двери.
- Пока, Гена.
Когда Гена удалился, Игорь еще раз выразил Анджело свою огромную благодарность:
- Спасибо, что вы смогли уделить мне время. Даже не верится, не сон ли это… – Игорь продолжал рассыпаться в благодарностях.
- Ну почему же не верится? Перефразируя недавнее высказывание, «все неизбежное проистекает из случайностей».
- Я не об этом. Просто, как ни стараюсь, как ни бьюсь, не везет мне в жизни и все тут.
- Ну зачем так говорить? Ты еще совсем молод, у тебя все еще впереди.
- Возможно. Но если вы узнаете, что мне пришлось пережить за мою не очень-то долгую жизнь, то, может, поймете меня.
- А ты расскажи. Торопиться нам некуда. Да и потом, если я буду работать с тобой, то мне лучше знать про тебя как можно больше.
Родом Игорь был из Воронежской области. По его словам, сколько он себя помнит, его отец и мать постоянно пьянствовали и устраивали шумные скандалы. Однажды, когда ему было девять лет, между родителями произошла очередная безобразная ссора. Как всегда, это произошло из-за водки. В этот раз она завершилась не обычным мордобоем, а убийством матери. Спустя три года Игорь узнал, что теперь он потерял и отца – он был убит в тюрьме.
После этого парень переехал к своей бабушке в Воронеж. Бабушка тяжело перенесла смерть своей дочери и тяжело заболела. Чтобы хоть как-то прокормить и себя, и бабушку, ему приходилось подрабатывать случайными заработками. Жить было очень тяжело, ему пришлось хлебнуть много горя. Потом Реутов связался с бомжами и стал вместе с ними собирать бутылки. Но они часто не только не давали ему заработанных им денег, но и отбирали самое последнее. Его нередко били и снова требовали от него денег.
Несмотря на это чудовищное существование, Игорь каждый день брал в руки гитару, оставшуюся в наследство от отца. Он много играл на инструменте и разучивал новые песни.
Прервав свое повествование, Реутов взглянул на «продюсера» и сказал:
- Я хотел бы показать вам свой репертуар. Не хвалюсь, но я считаю, что исполняю их на достаточно хорошем уровне. Попасть на какие-нибудь конкурсы у меня не было никакой возможности. Сами посудите, кто станет всерьез воспринимать человека, чьи родители были алкоголиками, а сам он водился с бомжами?
- Позволь с тобой не согласиться, – прервал его Анджело. – В Латинской Америке, где я бывал, как правило, все знаменитые певцы – это выходцы из беднейших городских кварталов и трущоб. Да только ли певцы и певицы? И так во многих странах. Так что бедность тут не при чем. Продолжай.
- Потом бабушку парализовало, – продолжал Игорь. – Найти денег на лекарства и лечение я не мог. Бабушку похоронил в прошлом году. Жить было негде, спасибо директору ресторана «Смирнофф» – взял меня на работу ночным сторожем. Зарплата очень низкая, но мне было все равно, по крайней мере у меня хоть постоянным ночлегом себя обеспечивал. На первых порах после закрытия ресторана я шел в гардероб. Стелил на пол матрас и ложился спать. Потом подружился с администратором ресторана Кириллом. Он договорился с дирекцией, и мне выделили место на чердаке. Там я сейчас и живу.
- Игорь, а гитару ты не принес? – спросил его детектив.
- Нет, я подумал, что в этом нет необходимости. К тому же недавно я порезал руку стеклом и задел сухожилие, так что теперь играть на гитаре трудновато. Пока я только пою.
Анджело давно уже обратил внимание на ладонь Игоря, на которой был заметен свежий косой шрам от полученной раны.
- Понимаю тебя. Натерпелся, конечно. Но ты молод, Игорь, а впереди вся твоя жизнь. И не все же люди плохие. Ведь встречал ты и хороших людей. Вон, приютили тебя в ресторане, дали ночлег.
- Да, они мне дали ночлег, но что я имею? Мизер! Знаете, сколько молодых ребят каждый день приходит гулять в ресторан, а когда расплачиваются, вынимают из лопатников такие бабки, которых я в жизни не видел. Накрученные все, одеты в фирму, разъезжают на дорогих автомобилях. Да еще часто прикалываются: не так поешь, не то поешь. А у меня ничего нет. Почему так получается? Почему у одних в этой жизни есть все, а на долю других выпадают несчастья, страдания, нищета? Ведь я ничем не хуже их, а даже лучше, талантливее. Нет, издеваться над собой я больше никому не позволю.
- Не дрейфь, Игорь, и на твоей улице будет праздник, – сказал Анджело. Он почувствовал искреннее сочувствие к этому парню.
- Я надеюсь, что так оно и будет. Почему-то я верю вам.
Успокоив Игоря, Анджело немного помрачнел. Ему очень хотелось, чтобы Игорь не был замешан в убийстве Матвеева. Если это именно так, то он действительно поможет Игорю. Для этой самой «раскрутки» парня в шоу-бизнесе у него в самом деле были широкие возможности и связи.
Он взглянул на Реутова и попросил:
- Игорь, могу ли я посмотреть чердак, где ты живешь? Есть ли там хотя бы минимальные человеческие условия для проживания? Может, тебе нужно подыскать другое, более комфортное место? Дело в том, что немедленно забрать тебя отсюда я не смогу. Поедем, посмотрим. Ведь мы уже стали работать вместе. Времени мало.
Они спустились вниз. Сев в автомобиль Геннадия, они отправились смотреть жилище певца. Возможно, впервые в жизни оказавшийся в подобной машине Игорь с изумлением оглядывал салон «Бьюика». А обратив внимание, что «продюсер» одет в костюм серии «милитари» от самого «Айсберга», тяжело, всей грудью вздохнул.
Анджело про себя подумал: «Жаль парня. Кругом мерещатся враги. Если бы его с детства окружали нормальные люди, то сейчас такой ненависти к людям у него не было, и он не смотрел бы на них как на источник зла. Но уже поздно. Он болен. Вон сколько в нем злобы. Неизвестно, что еще всплывет потом. Главное теперь - выяснить, его ли стихи найдены в машине Матвеева».
«Бьюик» остановился перед рестораном. Анджело и Игорь вышли из автомобиля. Зайдя в здание, они поднялись на третий этаж, а оттуда – на чердак. Комната, в которой оставался Игорь, была размером не больше двенадцати квадратных метров. Справа от входа стояла старая кровать, а перед ним – видавший виды письменный стол. На столе были старенький телевизор «Шилялис» и покрытая пылью пишущая машинка «Эрика». Рядом лежала стопка из несколько толстых школьных тетрадей.
- О-о-о, у тебя даже пишущая машинка есть? – улыбнулся Анджело. – Это же настоящий антиквариат.
- Я ее из дома привез. Правда, печатать на ней трудновато, но ничего, я привык. Я печатаю на ней тексты новых песен.
- Ты и сам их пишешь? – спокойно спросил его гость.
- Иногда. А в этих тетрадях черновики некоторых моих стихов.
- А посмотреть их можно?
- Пожалуйста, – растерянно сказал Игорь. – Я не думал, что это вас заинтересует. – Может, не стоит? Стихами их назвать нельзя. Боюсь, что потом мне будет стыдно.
- Не волнуйся, Игорек. Кто знает, а вдруг какое-нибудь из них станет словами прекрасной песни?
Анджело не спеша взял со стопки верхнюю тетрадь. В ней были записаны тексты популярных песен последних лет. На второй тетради была надпись: «Фабрика звезд». Анджело стал медленно перелистывать страницы. Здесь были слова всех песен, прозвучавших на разных «Фабрике звезд». Третья тетрадь была потоньше. Он прочитал одно стихотворение, другое…
Восемнадцатым стихотворением оказалось то, копия которого была обнаружена в машине убитого Матвеева. Анджело знал его. Он полистал тетрадь дальше. Однако эта находка еще не была доказательством того, что убийцей Матвеева был именно этот парень. Надо, наверное, вызвать сюда Сафонова. Пусть приедет и допросит подозреваемого.
- Это твое стихотворение мне очень понравилось. Хорошо написал.
- А мне оно не нравится, – поморщился Реутов.
- Почему?
- Не знаю. Просто не нравится, и все тут. Можно было лучше написать.
- Игорь, а ты случайно не участвовал в конкурсе «Фабрика звезд. Новый сезон»? – прозвучал неожиданный вопрос московского «продюсера».
Игорь оставил вопрос без ответа. Наступило тяжелое молчание.
- Нет, - наконец, каким-то глухим голосом промолвил он.
- А по-моему, зря. Там твое настоящее место. Было бы неплохо, если бы съездил. При таком-то таланте. Ты – хороший музыкант. Да еще и стихи сочиняешь.
Игорь иронически глядя перед собой, скривил рот и ответил:
- Все это туфта. Что, я не знаю, как там кандидатов на звезд выбирают! Все блат и бабки. Или еще что-нибудь еще. Я им не верю.
Анджело задумался. Может быть, эти стихи у него списал какой-то его тезка? И на «Фабрике звезд» принимал участие не этот, а другой Игорь? Этот вопрос следует прояснить.
- Да, Игорь! Нехорошо, что такой талантливый парень, как ты, живет в таких невыносимых условиях.
Взяв этот его сборник стихов и песен, он сказал:
- Если ты не против, я пока заберу эту тетрадь. Подумаю, на какой из этих текстов можно написать музыку. Ну что, вернемся в гостиницу, пообедаем, а потом водитель привезет тебя обратно?.
Когда они ехали обратно, Анджело уже не сомневался, что автором стихотворения, найденного в машине убитого Матвеева, является именно тот человек, что сидит рядом с ним. Нетрудно также было установить факт участия или неучастия Реутова в конкурсе «Фабрика звезд. Новый сезон». Все станет ясно, когда он назовет Игорю фамилию Понтилиди.

Следующая стр.

Günün bütün mövzuları

XS
SM
MD
LG