Keçid linkləri

2016, 07 Dekabr, çərşənbə, Bakı vaxtı 14:32
Предыдущая стр.

6

Анджело вышел на улицу и сел на заднее сиденье машины. Ее дверь уже предусмотрительно была открыта Маркиным.
- Ну что, дружище, поехали в Дмитров, – сказал он шоферу.
Маркин, уже несколько лет работавший у Анджело личным водителем, отличался редкой неразговорчивостью. За спиной пожилого шофера агентства, отставного офицера милиции, был опыт работы в УБОП, в отделе по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. В свое время он крепко сел на хвост одной мафиозной группировке, занимавшейся наркоторговлей. Лидерами группировки, находившимися на грани разоблачения, его приговорили к смерти. За ним началась настоящая охота. Тогда-то Анджело и обезвредил банду, а его нынешний водитель избежал неминуемой гибели. Кроме этого, Маркин, по сути, выполнял функции его телохранителя, а заодно являлся своеобразным «завхозом» бюро.
«Ну что его на ночь глядя понесло в этот самый Дмитров? – думал шофер, изредка поглядывая в зеркало заднего вида. – Ради него его пассия бросает все и приезжает в Москву, а он… Попробуй его понять. Вместо того, чтобы быть рядом с Принцессой и вкушать радости жизни, из-за убийства какого-то таксиста едет к черту на кулички».
Впрочем, когда через минуту Маркин вспомнил о своих разборках с наркомафией, его обожгла волна стыда: «Разве тогда, когда шеф бросался мне на помощь, у него не было других, более важных дел?»
Приехав в Дмитров, они остановились на центральной площади.
- Подожди меня тут, - сказал Анджело. - Дальше я пойду пешком. А ты пока посиди в кафе, я тебе позвоню.
Привыкший ни в чем себе не отказывать, Анджело носил одежду, которая ему нравилась. Хотя в общем-то это была его второй маленькой слабостью, но с другой стороны, былосвязано с особенностью его профессии. Ведь входя в контакт с интересовавшими его лицами, занимавшими высокое социальное положение, внешний вид имел не меньшее значение, чем интеллект и деловые качества. По сути, присказке «по одежке встречают, по уму провожают» он следовал неукоснительно. Сейчас Анджело был в спортивном костюме от Труссарди, подобрал и ботинки от знаменитого итальянского обувщика Цезаре Пациотти.
Агаев постоянно вспоминал тот факт, что наряду со следами крови Матвеева в салоне машины была обнаружена кровь другого человека. Вначале он решил сходить на станцию скорой помощи. Поскольку персонал этого учреждения по большей части составляли врачи и медсестры, то они могли бы сообщить крайне важную информацию. В любом случае надо было найти какой-то повод для опроса местных жителей.
Ведь имена лиц, обращавшихся за медицинской помощью в «скорую помощь» в день убийства Матвеева и в последующие дни, безусловно занесли в карточки регистрации. «Вероятно, был и тот, кто просил не фиксировать свое имя, когда приходил за помощью с каким-либо телесным повреждением. Город небольшой, наверняка можно выяснить и то, обращался ли кто-нибудь к врачам, занимающимся частной практикой».
До отделения «скорой помощи» пришлось идти минут двадцать. Расспросив прохожих о его местонахождении, Анджело пересек центральную площадь и добрался до лесочка, где располагалось несколько пятиэтажных зданий. Рядом находился одноэтажный дом, перед которым стояли машины «скорой помощи». Судя по всему, строение возвели в конце 70-х годов прошлого века.
Войдя внутрь, Анджело узнал у дежурной медсестры, где кабинет главврача, а также, как его зовут, и направился к указанной комнате. На его вежливый стук из кабинета ответили:
- Войдите!
- Здравствуйте, Петр Николаевич.
- Здравствуйте, здравствуйте, - главврач поднялся навстречу и убавил звук работающего телевизора. - Чем обязан визиту? Присаживайтесь, пожалуйста.
- Петр Николаевич, - сказал Анджело, садясь на указанное ему место. - Я частный детектив из Москвы. В связи с расследуемым делом я хотел бы задать вам несколько вопросов.
- Слушаю вас, - ответил главврач...
Когда он известил главврача, что целью его прихода в «скорую помощь» было ознакомиться со списком лиц, обратившихся сюда за помощью в течение трех дней с момента убийства пенсионера, Петр Николаевич пожал плечами и недовольно заявил, что уже сообщал все сведения милиции. Тем не менее, вызвал к себе подчиненную по имени Нина. В кабинет вошла молодая женщина лет тридцати в белом халате. Главврач попросил ее принести книгу регистраций.
Спустя несколько минут Нина вернулась и протянула главврачу регистрационный журнал. Он взял его, перелистал и найдя нужную страницу, сказал:
- Так, 28 ноября. Отравление, жалоба на сердце, хм… В связи с повреждениями обращались четыре человека. Нина, садись. Этот товарищ – детектив. Ему нужны данные по вызовам в промежутке между 28 ноября и 2 декабря.
- Петр Николаевич, ведь мы уже отвечали на запросы областной прокуратуры, - ответила девушка. - Взяли показания и у вас, и у меня. Допросили по отдельности каждого пострадавшего, проверили, как и при каких обстоятельствах были получены те или другие повреждения. Сколько же еще можно?
Как недавно и главврач, Нина тоже не считала нужным скрывать свое раздражение.
- А не могло быть так, что к вам обратились по поводу какой-то травмы, но ваши сотрудники это не зарегистрировали? – спросил Анджело.
- Нет, - категорически отрезал главврач. – Это очень серьезное дело. В каждом случае мы обязаны ставить об этом в известность дежурную часть милиции.
- А по-моему, это не всегда и нужно, – сказала Нина. – Если я у себя дома окажу помощь, перевяжу кого-нибудь, значит, я совершу что-то дурное? Мало ли какие бывают бытовые травмы.
- Ну, Нина, вы же знаете, что это является нарушением установленных правил, во всех таких случаях мы обязаны доводить информацию до сведения правоохранительных структур, – мягко осадил ее начальник.
Но молодая женщина продолжала препираться:
- И что, я теперь должна сообщать о каждой мелкой бытовой травме? А если ко мне обратились как к частному лицу? А если я не сделаю этого, тогда что?
«Так, кажется, она располагает какими-то сведениями, - подумал Анджело. – Ну-ка, сударыня, выкладывайте все. А мы послушаем».
Она замялась, словно вспомнила что-то, и неуверенно сказала:
- Петр Николаевич, кажется, в тот день все-таки был еще один пациент.
«Вот это да!» – внутренне воскликнул Анджело.
Услышанная новость вызвала беспокойство у ее начальника.
- Что-то вы путаете, Нина. Всех, кто был в «скорой», регистрировали.
Детектив окончательно убедился, что ему обязательно следует разговорить эту Нину. Она явно что-то скрывала. В нем проснулся дух охотника, почуявшего добычу. Теперь главным было не торопить события и провести ее «обработку» так элегантно, чтобы женщине самой захотелось все рассказать.
Внезапно она обратила внимание на экран телевизора и завизжала от восторга:
- Ой, мамочки! Принцессу показывают! Смотрите, у нее завтра концерт в Москве! Да еще в Лужниках!
Потом она сразу же погрустнела и вздохнула:
- А мне-то что с того? Это москвичам повезло! Уже давно раскупили билеты. Я один раз чуть не попала на ее концерт. Ужас, как хотелось увидеть Принцессу. Да разве билет достанешь? А эти спекулянты совсем обнаглели, такие бабки дерут вообще!
Хотя монолог фанатки Принцессы был совершенно неуместен, главврач, явно испытывающий к ней особое расположение, пожурив ее, добавил:
- Да успокойся ты, Нина. И так с утра и до вечера крутишь ее диски. Зачем тебе ее концерт понадобился?
«Что ж, – подумал Анджело, – рыба, можно сказать, сама плывет в руки».
Он посмотрел на Нину и, снисходительно усмехнувшись, сказал:
- В принципе, я могу достать вам билет. Если, конечно, хотите.
- Если хочу?! - Нина смотрела на него как на человека, не понимающего, какой глупый вопрос он задал. - Да кто не захочет? Когда она еще сюда приедет! Да и приедет ли вообще?
Она с изумлением уставилась на гостя ее шефа.
«Вообще-то, симпатичная девчонка», - подумал Агаев, разглядывая ее стройную фигуру и круглое курносое личико с большими голубыми глазами, в обрамлении русых волнистых волос.
- Правда, что ли? – не веря своим ушам, спросила она.
- Правда, – с той же спокойной улыбкой ответил Анджело. – Стал бы я просто так говорить? Обещаю вам достать билет на самое лучшее место, откуда вы сможете лицезреть ее с самого близкого расстояния.
Все это время главврач молча и с каким-то беспокойством взирал на происходящее. Разговора в своем кабинете на постороннюю тему он не предвидел.
Тем временем, не обращая внимания на шефа, девушка вскочила с места и благодарно стала жать Анджело руку. Еще миг, и она расцеловала бы его своими до неприличия напомаженными губами. А там, глядишь, и до дела дошло бы… Но дисциплина взяла свое. Она только кокетливо сказала своему неожиданному благодетелю:
- Даже не верится! Вы просто меня осчастливили.
Затем она повернулась к главврачу:
- Петр Николаевич, миленький, вы же разрешите мне поехать на концерт? Я потом отработаю. Я же могу больше никогда ее не увидеть вживую!
Главврач хмыкнул и нахмурился. Но, растаяв от ее сладкой улыбки, согласился удовлетворить эту просьбу и приказал написать заявление на отгул...
После этого Анджело предложил ей записать его телефон. Нина собиралась приехать в столицу и переночевать у своей тети, а наутро должна была созвониться с Агаевым и забрать билет. Впрочем, в оперативных целях стоило подбить ее поехать прямо сейчас. «Ладно, – подумал он, – по дороге я и начну прощупывать почву. Не будем терять времени». Он взглянул на смазливую сотрудницу и сказал:
- Знаете, Нина, минут через сорок я выезжаю в Москву. Так что, если хотите, я могу вас захватить. Там мы заедем ко мне в офис, и сегодня же вы получите билет. А потом мой шофер доставит вас к вашей тете.
- Ой, спасибо! – с радостью согласилась девушка.
Обернувшись к начальнику, она жалостливо произнесла:
- Петр Николаевич, а можно я прямо сейчас уйду?
- Да иди уж! Какой из тебя сегодня работник. Бог с тобой, – махнул рукой раздосадованный главврач...
Через час они уже ехали по трассе Дмитров – Москва. Нина сидела рядом с ним на заднем сиденье, невольно вдыхая запах явно недешевого мужского одеколона.
Положив на колени свой ноутбук, Анджело проверял свои документы. Нина молчала, боясь ему помешать. Закончив, он закрыл ноутбук и убрал на переднее сиденье. Теперь надо поработать с Ниной.
Однако, опередив его, она несмело спросила:
- А вы не скажете, что это у за модель машины? Наверное, очень дорогая. Ведь это БМВ?
- Да, новая разработка
Остерегаясь, что сейчас разговор уйдет в ненужном направлении, он сразу переменил тему:
- Нина, я понимаю, что ваша работа далеко не сахар. Во-первых, круглосуточная. Работать в разные смены нелегко, особенно, для женщин. Вы постоянно стоите, образно выражаясь, на переднем крае борьбы жизни и смерти. Ведь разные случаи встречаются, не так ли?
На лице его спутницы мелькнуло разочарование. Уж о чем, о чем, а о работе в обществе такого элегантного и представительного мужчины и, возможно, холостого, владевшего шикарной иномаркой, говорить ей не хотелось. Впрочем, почувствовав к себе интерес, она с улыбкой ответила:
- Вы правы. Но ничего, мне нравится. Зато уж скучно никогда не бывает.
- Давно вы на этой работе? Много интересных случаев? Ведь наверняка были и страшные, и смешные.
Нина с симпатией посмотрела на Анджело. Ей было приятно, что Анджело понимает, насколько тяжела их работа. В последнее время ничего, кроме нареканий в адрес медицинских служб, им не высказывали. Хотя иногда пациенты и благодарили их, но чаще ругали всю систему здравоохранения. Поэтому слова человека, так любезно пообещавшего достать билет на концерт западной дивы, да еще предложившего отвезти ее в Москву на своей машине, были ей очень приятны. Видно было, что она еще не освоилась в роскошной обстановке этого автомобиля и с тем, что находится в обществе недоступного красавца-мужчины. Но его слова как-то сразу сняли скованность.
- Да, на самом деле, случаи бывали разные, – оживилась она. – И без лекарств приходилось работать, и на наркоманов нарываться, ну еще там бытовуха, всякие драки до крови и переломов.
- А на такие вот происшествия вы тоже выезжали? И милицию в таких случаях вызывали?
- Конечно. Если были происшествия, связанные с поножовщиной, увозили с резаными или колотыми ранами. Если дело касается какой-либо бытовой раны – ну работал человек и по неосторожности поранил себя каким-нибудь инструментом, зачем сообщать в милицию? Мы это делать не обязаны!
Этот момент мог быть решающим. Сейчас он должен был прояснить все. Слово «инструмент» было употреблено случайно или ассоциировалось с чем-то другим? Она могла упомянуть об отравлениях, ожогах, переломах, детских травмах, полученных во дворе. Что это за инструмент, который можно себя поранить, если он не связан с кровотечением?
Он кивнул головой и сказал:
- Да, с бытовыми ранами все ясно. А в тот день, когда было совершено убийство, к вам никто с бытовой раной не обращался?
Девушка погрузилась в размышления и вспомнила, что такой случай действительно был. Почему-то она не решилась сообщить об этом Сафонову. В тот день около трех ночи в «Скорую» обратился парень с порезом на правой руке. Лет ему было где-то около двадцати, не меньше. За минуту до его прихода сюда поступил вызов с улицы Раевского. Какая-то девушка, плача, сообщила дежурному, что ее бабушка находится при смерти. У Нины только что началось дежурство. Она засуетилась и забыла записать анкетные данные того парня. Парень сказал ей, что порезался стеклом. Не верить ему у нее не было причин.
То, что она не сообщила об этом Сафонову, было связано, с тем, что она нарушила правила регистрации телесных повреждений и боялась привлечения к ответственности.
Выслушав рассказ девушки, Анджело спросил:
- Нина, а не было ли у того парня каких-либо особых примет? Например, шрамы, родинки, косноязычие, хромота?
- Да вроде нет, – наморщила лоб девушка. – Не помню.
- А если увидите, вы его узнаете?
- Трудно сказать. Я спешила на вызов, толком его и не разглядела. Ну, обработала рану и все. В тот день вообще было много вызовов и, честно говоря, я совсем забыла о том парне. Вспомнила только тогда, когда после разговора с Сафоновым шла домой. Но уже было поздно.
- Ну вы и потом могли рассказать о нем следователю, - заметил Анджело.
- Не решилась, – вздохнула она. – И потом, он же совершенно не был похож на убийцу. Уж очень молодой.
- Может, и так. Но как вы думаете, что же нужно делать в три часа ночи, чтобы порезаться стеклом?
- Мало ли… Может, был на какой-то дискотеке в ночном клубе. В последнее время в нашем городе открыто много таких заведений. Они работают до утра. Возможно, ударился рукой об окно, стекло разбилось, вот вам и ранение.
Нина выглядела немного смущенной.
«Да… – подумал Анджело. – Пожалуй, ее признание мало проясняет ситуацию. Ну, по неопытности ли, по глупости ли, сейчас это уже не важно. Что это меняет? Примет того парня она не помнит, опознать вряд ли сможет. И потом, а если парень действительно порезался стеклом? Но что это была за оговорка? Или она видела рану и догадалась, что оно могло быть нанесено только колющим предметом, но промолчала? Конечно, это более веское основание бояться ответственности. Попахивает сокрытием преступления. Впрочем, не ошибается только Господь Бог – может, это и ложный след».
Впереди засверкали вечерние огни Москвы. Вскоре они подъехали к офису. Несмотря на несколько ироничное отношение к провинциальной простушке, Анджело, свято соблюдая свой кодекс, вышел из машины и подал руку выходящей за ним девушке.
- Ух! - сказала она, глядя прямо в глаза Анджело. - Так бы и ехала, и ехала. Далеко, далеко...
- Мне очень жаль, Нина, но к сожалению, нет.
Вскоре они уже прощались перед тем же входом в офис. В сумочке Нины лежал не один, а два билета на концерт Принцессы. Второй предназначался для тети, к которой ехала ночевать фанатка его возлюбленной. Рядом в машине ждал Маркин, которому Анджело поручил подвезти ее на Кутузовский проспект, где и жила родственница Нины. Исполнителю своей мечты она долго махала ручкой...

7

Сейчас Анджело имел законное человеческое право на отдых. Он улыбнулся, вспомнив слова из Конституции ушедшей в прошлое страны: «Каждый человек имеет право на труд и отдых». «Правильно. Имею, и причем полное. Принцесса… Замотался я, а ведь она ради меня сюда приехала. А я, «бессовестный такой», как она меня зовет, даже не могу найти времени на один-единственный звонок».
Он набрал ее номер:
- Привет, родная!
- Привет...
В его сердце мгновенно вспыхнул пожар. Ее неповторимо чудесный голос сводил его с ума. Не говоря уже об остальном...
- Бессовестный такой! Тебе не стыдно? Кто обещал мне показать ночную Москву? - проворковала она тоном обиженного ребенка.
- Знаю, знаю. Нехороший я человек. Прости, милая. Ты же знаешь, как трудно вырваться из сумасшедшего водоворота ежедневных дел. Но что обещал, то выполню. И ты это знаешь, – примирительно сказал он. – Начнем с ужина в «Праге». Как тебе начало?
- Сойдет, - рассмеялась она. – А то я думала, опять придется коротать вечер одной или в компании скучных посредственностей. Все ругала себя, ну зачем мне надо было организовывать тут концерты? Лучше бы сорвались куда-нибудь на пару дней. Там ты точно был бы в моем распоряжении. Хоть два дня – но мои.
- Да что ты говоришь? Уж кто-кто, а ты прекрасно сама знаешь, как у меня много работы.
- Знаю, - в динамике телефона послышался вздох. – А отдохнуть пару дней на островах уже не получится?
- Боюсь, что нет, - ответил он...
Анджело снова вспомнил о своих «висяках». Причем, судя по всему, расследовать их придется одновременно. А это - постоянные разъезды, гостиницы, опросы, наведение бесчисленных справок, звонки и разговоры, разговоры. Да еще курирование своей школы. Голова кругом идет. Ну и какая тут личная жизнь?
- Почему? - раздался капризный голос его возлюбленной.
- Поверь, в самом деле не могу. Как-нибудь поедем, конечно.
- Ты неисправим… Ладно, мне пора идти в гримерную.
- Я заеду за тобой после концерта или ты сама подъедешь к ресторану? А то твои фанаты растерзают меня на твоих же глазах, – улыбнулся он.
- Заезжай, и пусть растерзают, – засмеялась она и повесила трубку...
После ужина они вышли из ресторана и направились к машине.
- Ну что, начнем знакомство с ночной Москвой? Покатаемся? – спросил он Принцессу,
- Покатаемся, – кокетливо сказала она. – Кто знает, когда я еще сюда приеду. Эти проклятые концерты, концерты, съемки клипов, записи...
Всю дорогу, прислонившись к его плечу, она с интересом разглядывала освещенный ночными огнями и неоновыми рекламами малознакомый величественный город.
- Если бы дедушка был жив, я бы и его с собой привезла, – с грустной улыбкой сказала она. - Он был бы счастлив на старости лет хоть одним глазком увидеть Москву. Наверное, она очень изменилась, не так ли, Анджело?
- Еще бы. Всякий раз, возвращаясь из поездок, я и сам не могу узнать некоторые места. Хотя вроде живу здесь постоянно. Все перестраивают, меняют.
И сам меняя тему, сказал:
- Любопытно, что случилось бы с твоим дедом, если бы он узнал, что ты, правнучка царского генерала и дворянина, стала певицей. Ты, кажется, говорила, что он был очень строгим и набожным.
- Да, - засмеялась Принцесса. - Но на меня это не распространялось. Думаю, обрадовался бы, что я стала певицей. Он знал, что я хочу быть актрисой. Когда папа настаивал на том, чтобы я пошла учиться на журналистку, дедушка был на моей стороне и говорил, что у меня большой талант. Думаю, был бы очень горд, что я оправдала его ожидания.
- Да, похоже, что ты права. Во всяком случае, профессия певицы куда ближе к искусству, чем журналистика...
- Да, ты прав, милый, – она прижалась к его плечу...
Маркин остановил «БМВ» у гостиницы.
- Ну, что, так и будем сидеть здесь? Опять твои мысли где-то вдалеке. Ты поднимешься наверх или нет? – она смотрела на него и готова была рассмеяться. – Эта твоя работа похоронит все наши мечты о жизни на острове. Конца твоим делам никогда не будет.
Он вышел из машины и подал ей руку. Захлопнув дверь, резко привлек ее к себе и страстно сжал в объятьях. Вокруг не было ни души. От своих телохранителей Принцесса на сегодня освободилась. Лучшего телохранителя, чем Анджело, и придумать было нельзя.
- Зато весь завтрашний вечер мы проведем вместе, – сказал он, когда они под руку заходили с ней в отель. – Я пригласил к себе на дачу своих сотрудников. Познакомишься увидишь, с кем я работаю.
Они поднялись на восьмой этаж, прошли мимо дежурной по этажу и остановились перед номером люкс, который только и могла снять такая знаменитость. Принцесса открыла дверь, и они вошли внутрь. Анджело нащупал на стене включатель. Вспыхнул свет небольшого хрустального светильника над огромным зеркалом в прихожей.
- Господи, какая я страшная! – кокетливо воскликнула молодая женщина, пристально вглядываясь в свое отражение.
Анджело понимающе улыбнулся. Подобные возгласы он слышал от нее не раз. Это нарочитое проявление недовольства про себя он называл «разведкой боем». Смысл ее заключался в простом, незатейливом вопросе, который напрямую не задаст ни одна женщина в мире : я тебе еще нравлюсь и насколько?
Привыкший избегать стандартных, набивших оскомину льстивых возражений, Анджело, сняв и повесив пиджак, якобы грустно вздохнул:
- Почти макака. Но что поделаешь? Такова моя доля – любить макаку.
Она не ответила, игриво взъерошила прическу, придвинулась ближе к зеркалу.
Анджело расслабил галстук, заглянул в ванную, вымыл руки и прошел в гостиную, где у огромного окна которой стоял красный «Беккер». Устало плюхнувшись на диван, он включил телевизор. Взял пульт, пробежался по каналам.
- Ну, ты где? – нетерпеливо воскликнул Анджело. – Так ты встречаешь гостя?
- Ты не гость. Ты - ангел, – улыбаясь и на ходу сбрасывая туфельки, Принцесса подбежала к нему.
Их губы слились в долгом поцелуе.
- Я пошла в душ, - освобождаясь из его объятий, страстно прошептала Принцесса.
Анджело порывисто встал и открыл окно, выходящее на проспект. Почему-то он снова вспомнил стихи, найденные в машине убитого Матвеева. Он прошел к роялю и набросал несколько аккордов из «Вернись в Сорренто».
- Продолжай, продолжай, – попросила Принцесса, выглядывая из ванной. – Знаешь, когда я впервые услышала эту песню? – Не дожидаясь ответа, сама же сказала: - В детстве. Эту вещь играли многие музыканты мира, но в твоем исполнении она звучит лучше.
Он не ответил, восторженно глядел на нее. В этой женщине не было недостатков. Единственный и главный изъян - ее чарующая красота, от которой можно было потерять голову. Анджело достал из бара ее любимое «Кампари», налил в бокал и галантно поднес ей напиток.
- Теперь я, – он кивком указал на ванную комнату.
- Ско-ре-е!..

* * *

От соседних особняков дача Анджело в Барвихе отличалась своей непритязательностью. Это был обыкновенный, небольшой двухэтажный коттедж. Тем не менее, весь садовый участок был засажен редкими деревьями и кустарниками, привезенными со всех концов света, вызывая восхищение соседей.
На кухне, находящейся на первом этаже, Анджело готовил свое коронное блюдо – жаркое из говядины. Сегодня он ждал много гостей. Сотрудники бюро Денис, Вадим, Эмин и Инга уже были здесь. После концерта должна была подъехать и Принцесса. С ней должны были бытьь знаменитый продюсер Матвиенко, композитор Догилев и члены группы «Корни». С их участием Принцесса готовилась снимать свой клип. Вот они и решили обсудить предстоящие съемки на даче.
На кухне Анджело помогали Денис и Маркин. Первый аккуратно нанизывал на шампуры разрезанные баклажаны, перекладывая их целыми помидорами. Но мысли Анджело были сосредоточены не на блюде, которое они готовили, а на распечатке со стихами, найденной в машине Матвеева.
В первый раз в жизни ему предстояло выйти на след преступника через поэтические строчки. И ведь действительно сложно представить себе бандита, вытащившего из кармана свой любовный опус и зачем-то бросивший его в салон машины убитого им старика-пенсионера.
Да и вообще, кто сказал, что между этим стихотворением и совершенным преступлением есть какая-то связь? Это подбросили, чтобы замести следы? Сомнительно. Может быть, какой-то другой пассажир, еще до убийц, просто забыл или обронил его в машине? А вдруг в этом есть какой-то тайный смысл?
Анджело уже выучил стихотворение наизусть:

«Послушай, незримо поет о любви
тихая очень сосна.
И в жизни, и в песне
ты – только одна.

С небес эти звезды сойдут,
мне их нетрудно достать,
готов я и сам
той звездой тебе стать.

Я знаю – когда-то и где-то в ночи
станешь ты милой моей,
и вместе нам будет
тогда веселей.

Сиянье небесное черных очей
мне будет милей зари,
со мною всем сердцем
своим говори.

Весну, как дыханье твое поутру,
Я полной грудью вдохну.
Всю душу тогда
я тебе распахну.

О, Ангел небесный, во имя любви
Ты переплавь нас в одно!
Быть вместе навек
и судьбой нам дано.

Плыву я во льдах…
Но к тебе лишь одной,
и я почти что дошел…
А может, я – атомный ледокол?..»

Было ясно, что эти стихи могли быть написаны только человеком юного или очень молодого возраста.
На секунду Анджело даже пришло в голову вообще выбросить эти стихи в мусорную корзину. Но нет! Именно внимание к таким незначительным фактам помогало ему всегда в короткие сроки раскрывать даже тяжкие преступления. В любом случае, если как-то установить автора стихов, это может стать основанием для новой версии. Или все-таки поставить на ней крест и тем самым сузить круг поисков?
А если попытаться придти к каким-нибудь выводам, исходя из стилистики и темы стихотворения?
В это время Маркину, отвечавшему и за безопасность Анджело, позвонил на мобильный один из охранников дачи. Маркин сообщил Агаеву:
- Принцесса с гостями уже здесь.
- Ну, что ж, пойдем встречать, – ответил Анджело. Вымыв руки, он насухо вытер их полотенцем. Его сердце снова было переполнено радостью.
Сопровождаемая своими спутниками, она уже стояла на пороге. О своей даче он уже много ей рассказывал. В прошлом году, когда они отдыхали на Гавайях, им не раз приходилось удирать от папарацци. Анджело все твердил ей, что если бы они отправились в подмосковную Барвиху, никакие папарацци их точно бы не «доставали».
Хотя ей всегда хотелось побывать на родине своих предков, каждый раз она отговаривалась: «Хорошо бы, конечно. Но очень жаль, что в Барвихе нет моря».
Жаркое, приготовленное Анджело, очень понравилось Принцессе. Выбравший себе другую профессию, несостоявшийся великий кулинар отметил:
- Вообще-то, это можно считать диетической пищей. Мясо, баклажаны, помидоры. Очень простая пища. Но вкусная и сытная.
К жареному мясу принято подавать красное вино. И об этом не забыл гостеприимный хозяин дачи. Из всех вин он предпочитал свой любимый напиток – испанское «Пингус». Через минуту оно было разлито по бокалам. Со всех сторон раздались восхищенные возгласы.
Несмотря на шумное веселое застолье, история со злополучным стихотворением никак не выходила из головы Анджело. В сущности, оно больше напоминало первую пробу пера какого-нибудь подростка, влюбленного в девочку и готового вести отчаянную борьбу за объект своего обожания. Да и слова песни, пожалуй, напоминало. Сейчас чуть ли не каждый юнец или девица, обладающие самыми ничтожными способностями к музыке или даже вовсе их лишенные, так и рвутся испытать себя на поприще шоу-бизнеса.
Когда наступил момент, соответствующий ходу застолья, Догилев обратился к членам группы «Корни», приехавшим с Принцессой и остальными гостями, с просьбой исполнить что-нибудь из их репертуара. Те с готовностью спели песню «Плакала береза».
Выслушав их, присутствовавшие громко зааплодировали.
- Ребята, а не могли бы вы сыграть лишь музыку этой песни, без слов? – спросил Анджело.
Ему показалось, что по ритмике она могла подойти к загадочному стихотворению о «Тихой сосне». Поскольку этот стишок никак не был озаглавлен, он решил дать ему такое условное название. Странное выражение «тихая очень сосна» тоже вызывало недоумение.
Музыканты, не задавая никаких вопросов, снова подошли к своим инструментам и заиграли. Он подстроился под их ритм и начал вполголоса напевать стихи, найденные в автомобиле Матвеева. По мере того, как пел Анджело, артисты, весело глядя на него, играли со все большим воодушевлением. Когда песня была спета до конца, раздались аплодисменты. Он шутливо раскланялся, показывая, что ни на что не претендовал. Кто из присутствующих мог знать, что меньше всего его интересовала оценка его вокальных способностей?
- Ничего себе, - сказал Матвиенко, подходя к Анджело. - Оказывается, вы не только знаменитый детектив и великолепный кулинар, но еще и недурно поете. Но вы напели совершенно другие слова, хотя они вполне удачно легли на эту мелодию. Где вы откопали эти стихи?
- Совершенно случайно. Листок со стихами залетел с ветром под колесо и застрял, когда машина была на стоянке. Ну я и подобрал. Посмеялся, но сохранил. Как-никак, а экзотика.
Глядя на талантливых ребят из «Корней», Анджело задумался. Кто-то включил телевизор. Там показывали очередной песенный конкурс молодых исполнителей. Он уже сбился со счету, сколько каналов проводили еще совсем недавно аналогичные соревнования. Что поделать – у этих программ высокие рейтинги.
Вот сейчас стартовал проект «Фабрика звезд. Новый сезон». Количество молодых людей, обладающих самыми элементарными способностями к музыке и пению, и ни о чем другом не мечтающих, как только попасть на «Фабрику звезд», росло в геометрической прогрессии. Да еще они и песни пишут…
Анджело вдруг посетила шальная мысль. А что, если автор стихов – один из участников этой «Фабрики»? Хотя, возможно, он и не прошел отборочный конкурс. Нельзя быть уверенным, что он тоже не живет в Дмитрове. Слишком много совпадений.
Матвеева, возможно, убили в этом районе. Его труп обнаружен на территории местной школы. Автор стихов вполне может быть оттуда.. Специфически корявый размер стихов больше подходит под «рыбу» для уже написанной музыки. Точно! Это слова песни. Во всяком случае, было бы неплохо найти всех участников последнего конкурса, проживающих в Дмитрове. Это будет несложно проверить.
Однако в стихотворении есть такая строка: «Послушай, незримо поет о любви тихая очень сосна». Чувствуется, что речь здесь идет не об обычной сосне. Допустим, что эти слова являются не плодом воображения автора, приписавшим растению качества, обычно относимые к водоемам. Звуковая ассоциация.! Например, «Тихий океан», «шумный водопад». Кому придет в голову написать такое абсурдное выражение, как «громкая береза»? «Умеренного звучания дуб»? «Хорошо темперированный кактус»? Разве что в метафорическом смысле, как «мыслящий тростник» у Паскаля…
А что, если написать эти два слова с большой буквы? Сосна... Тихая Сосна... Стоп! Скорей всего это не образ, а название чего-то. Но чего?
Анджело охватило какое-то смутное чувство. Имя собственное. Что-то смутно знакомое. Возможно, какой-то географический объект. Интересно, думал ли об этом Сафонов? Во всяком случае, надо найти кого-нибудь из дмитровских участников «Фабрики звезд. Новый сезон». Как-никак, местная богема. Их не должно быть много.
Интуиция редко его обманывала. Вполне возможно, что автор стихотворения никакого отношения к преступлению не имеет. Тем более, если вспомнить о находке следов протектора иномарки у места обнаружения «Жигулей».
Но мысль найти того, кто написал эту дребедень, чтобы получить еще одну тонкую ниточку, которая поможет раскрыть преступление, не оставляла Агаева.
Извинившись перед гостями, он оставил их веселиться, а сам поднялся на второй этаж и позвонил своему давнему другу Ивану Чумакову. В данное время тот занимал высокий пост в МУРе.


8

Чумаков был на три года старше Агаева. В свое время Анджело, будучи еще молодым сотрудником прокуратуры, вел дело Чумакова по обвинению его во взяточничестве. В результате его конфликта с начальником Семеновым, против него было возбуждено сфабрикованное уголовное дело.
И хотя его прекратили из-за недостаточности улик, Семенов продолжал оказывать давление на неуправляемого подчиненного, любыми средствами пытаясь засадить его в тюрьму. Но ни одна попытка не увенчалась успехом. Именно тогда Анджело познакомился с Чумаковым и всегда обращался к нему, когда возникала необходимость.
- Здравствуйте, Иван Владимирович. Что нового в Московском управлении уголовного розыска?
- Все в порядке. Рад тебя слышать. Судя по всему, ты опять нарвался на свой очередной «глухарь». Угадал?
- Нет, Иван Владимирович. На этот раз нечто более сложное. Мне нужна ваша помощь.
- Слушаю...
- Очень вас прошу, пусть кто-нибудь из ваших сотрудников выяснит, был ли среди конкурсантов «Фабрики звезд. Новый сезон» кто-нибудь из Дмитрова.
- Будь спокоен, дружище, сейчас же распоряжусь об этом.
- Большое спасибо.
Поговорив с Чумаковым, Анджело облегченно откинулся на спинку кресла и принялся размышлять. Мысли были путаными, противоречивыми. Внизу шумели гости, шел пир, как говорится, на весь мир, а он тут никак не мог отделаться от этих навязчивых стихов. Сосна, тихая сосна… Черт возьми, где-то он слышал это название. Но вот где?
Вдруг он буквально вскочил на ноги. Ну, конечно, как он мог забыть? «Тихая сосна» – название небольшой реки, которая течет в Воронежской области, куда он приезжал года четыре назад на свадьбу однокурсника Саши Ревенко. Тогда же приятель подробно рассказывал об этой реке.
Анджело спустился вниз. Вечеринка была в самом разгаре. Догилев играл на рояле новую песню, написанную специально для Принцессы. Принцесса с листа пыталась ее спеть. Все остальные слушали, потом дружно зааплодировали, чтобы прервать пение и поскорее возобновить выпивку и треп.

* * *
На следующий Инга положила на стол шефа лист компьютерной распечатки:
- Это вам прислали из Московского управления уголовного розыска.
Анджело прочитал бумагу - список претендентов, жителей Дмитровского района, которые участвовали в конкурсе «Фабрика звезд. Новый сезон». Их оказалось не так уж много, что значительно облегчало задачи расследования и поиск безымянного автора стихотворения, которое Анджело окрестил «Тихой Сосной». В списке значились:

«Максимова Оксана Петровна, родилась в 1989 году в городе Дмитрове.
Сухарева Ольга Карловна, родилась в 1990 году в городе Конаково.
Понтилиди Наталья Павловна, родилась в 1989 году в городе Ессентуки Ставропольского края.
Бурцев Николай Петрович, родился в 1988 году в городе Дмитрове».

Анджело положил список и листок и листок со стихами, найденными в машине Матвеева, на стол и стал думать.
Ясно было, что единственным, кто из этого списка мог написать стихи, был Бурцев. А к девушкам оно могло попасть из вторых рук. Ну и что? Каким образом оно очутилось в машине покойного Матвеева? Нет, все-таки надо разобраться с имеющейся информацией о содержании самого стихотворения. Значит, так…
Если его написал уроженец Дмитрова Бурцев, то причем здесь версия о географическом происхождении его условного названия? Причем здесь река в Воронежской области? Это нужно выяснить. Другими, слабыми зацепками вполне реально могут послужить выражения и эпитеты, использованные автором. Там дважды упоминается слово «звезда». И что? Обычный образ, используемый в любовных посланиях. Куда интереснее выглядят «черные очи» его возлюбленной, хотя тоже избитый образ.
Третьей, и возможно, важнейшей зацепкой может оказаться вот эта строка: «Пусть люди не поймут тебя и меня, Я песню готов сочинять о тебе». Почему и какие люди могут не понять его и ее? То, что он уже готов сочинять о ней песни, подтверждает версию о назначении этого стишка.
Анджело решил еще раз взвесить, насколько оправдано его предположение о том, что современные «барды» ни о чем другом не мечтают, как попасть на эту «Фабрику звезд. Новый сезон». Он набрал номер секретарской, где работала Инга.
- Слушаю, шеф! – раздался знакомый голос.
- Инга, прошу тебя, продолжи, пожалуйста, ряд: «песня», «звезда», «песня», «звезда», «песня». Какая у тебя возникает новая ассоциация?
- «Фабрика звезд. Новый сезон!» – отчеканила Инга.
- А почему? – искренне удивился он.
- Вы, конечно, извините, шеф, но вы немного оторвались от российской действительности. То же самое сказали бы все жители страны от двенадцати до восьмидесяти лет, которые смотрят телевизор. Это же настоящее массовое помешательство.
- Большое спасибо за просветительскую работу, Инга. Ты уверена, что то же сказали бы и твои подруги?
- На двести процентов. Даже моя бабушка знает имена этих фабрикантов наизусть, – смеясь, ответила его секретарша. – Я же вам говорю, что это массовое помешательство, шеф!
- Ну, спасибо, Инга!
«Ну все, – подумал он. – Пора снова ехать в Дмитров».
Анджело решил завтра же поговорить с лицами, фигурировавшими в списке, и тщательно проработать эту версию. Конечно, девушки прямого отношения к этому стихотворению иметь не могли. Так что прежде всего надо осторожно разобраться с Бурцевым.
Тут Анджело опять не удержался от упрека в свой адрес: «Что ты все-таки задумал? Какая может быть связь между невинными юнцами, мечтающими участвовать в «Фабрике звезд. Новый сезон», и убийством Матвеева?»
Анджело ходил из угла в угол своего кабинета, подходил к окну, смотрел на поток машин, разворачивался, опять шел к столу. Все обстоятельства этого дела требовалось еще раз тщательно проанализировать, исключить совершенно немыслимые предположения, выстроить ясную логическую цепочку. Итак…
Матвеев везет в сторону Твери двоих пассажиров с сумками в руках. Они вооружены и опасаются встречи с патрулями. Почему? Только из-за того, что вооружены? Или они находятся в розыске, и простая проверка паспортов для них смерти подобна? Или они боятся, что обнаружат их груз? Все пока непонятно…
Далее. Матвеев становится единственным свидетелем, способным их опознать. По его словам составляется фоторобот. Опасен ли Матвеев для этих бандитов, ведь шанс, что они где-то случайно пересекутся, практически равен нулю? Если только преступники специально не станут выслеживать несчастного пенсионера. Но тогда это очень серьезные люди. Возможно, даже не с криминальным прошлым, а с опытом участия в незаконных вооруженных формированиях. Но откуда здесь боевики? Это же не Ирак. Хотя Матвеев утверждал, что один из бандитов был характерной восточной внешности…
Идем дальше. Матвеев боится и берет с собой в поездку нож.
Вероятно, необходимо полностью отбросить одну из версий Сафонова о том, что его могли убить в другом месте, привезти труп в Дмитров, да еще бросить на пустыре у школы, а «Жигули» зачем-то отогнать в лес. Следовательно, Матвеев приехал туда сам, по доброй воле, с каким-то пассажиром, которому доверял. А что если?..
Кому станет доверять пенсионер, от страха даже таскающий с собой нож? Женщине, пожилому человеку, наконец, юноше… Стоп!
Анджело щелкнул пальцами и улыбнулся.
. «Нет, все-таки интуиция меня никогда не подводила. Вот почему я так уцепился за эти стихи и «Фабрику звезд»! Похоже, такое предположение вполне имеет право на существование».
А что если он вез в сторону Дмитрова одного из этих «фабрикантов»? Допустимо вполне. Может быть, как раз Бурцева? Но дальше происходит непонятное. Судя по следам протекторов, его могла преследовать какая-то иномарка. Те самые бандиты? Крайне невероятно.
Кроме того, как объяснить появление следов чужой крови в машине? Если убийца – Бурцев, и именно он обращался в отделение «Скорой помощи», причем здесь кто-то еще?
«В любом случае, - пришел к выводу Анджело, - надо все решать на месте».

Следующая стр.

Günün bütün mövzuları

XS
SM
MD
LG