Keçid linkləri

logo-print
2016, 02 Dekabr, Cümə, Bakı vaxtı 22:12

Здоровый человек Европы


Президент Турции Абдулла Гюль выступает на 65-ой сессии Генассамблеи ООН, Нью-Йорк, 23 сентября 2010

Президент Турции Абдулла Гюль выступает на 65-ой сессии Генассамблеи ООН, Нью-Йорк, 23 сентября 2010

Если Генеральную Ассамблею Организации Объединенных Наций часто представляют в качестве платформы, с помощью которой амбициозные страны проецируют свой новый имидж, ни одна из них не использовала эту возможность в этом году с такой же силой, как Турция.

В суматохе выступлений и встреч - и одной встречи, которая так и не произошла - президент Турции Абдулла Гюль защищал тесные связи его страны с Ираном, провозгласил намерения Турции стать лидером в мусульманском мире и отвергнул попытку наладить отношения с Израилем за ее смертоносное нападение на флотилию, направлявшуюся в сектор Газа.

Подобная «игра мускулами» со стороны Турции поставило Соединенные Штаты в непростую ситуацию: представители
Администрация США опасается, что Иран получил доступ к финансированию для своей ядерной программы через турецкие банки и, что раскол Турции с Израилем может осложнить американские усилия по обеспечению мира на Ближнем Востоке
администрации опасаются, что Иран получил доступ к финансированию для своей ядерной программы через турецкие банки и, что раскол Турции с Израилем может осложнить американские усилия по обеспечению мира на Ближнем Востоке.

Израильские официальные лица обратились к Турции чтобы договориться о встрече на этой неделе между Гюлем и президентом Израиля Шимоном Пересом в Нью-Йорке. Но она рухнула на фоне заявления Израиля о том, что Турция потребовала извинений от Переса за рейд на флотилию, в то время как Турция утверждает, что у Гюля не было времени, - все это вновь воспалило болячку, которая, как надеялись израильтяне, начинала постепенно заживать.

Турецкие лидеры не высказали никакого сожаления, заявив, что не их сторона выбрала конфронтацию с Израилем. Они также не скрывают амбиций Турции, заявляя, что ее статус демократического государства в мусульманском мире, ее растущая экономика и стратегическое расположение на стыке Европы и Азии должны сделать ее центральным игроком в решении таких проблем, как иранская ядерная программа и конфликт на Ближнем Востоке.

"Если вы посмотрите на все вопросы, которые имеют важное значение для современного мира", - сказал в интервью New York Times Гюль, - "они ставят Турцию в более выгодное положение".

”Турция - единственная страна, которая может внести весьма важный вклад в дипломатическое решение проблемы с Ираном" - четкая ссылка на совместные усилия с Бразилией, перед последним раундом санкций ООН против Ирана. После того, как Соединенные Штаты не проявили интереса к этим переговорам, Турция проголосовала против санкций в Совете Безопасности.

Гюль заявил, что Анкара будет придерживаться санкций Организации Объединенных Наций, хотя он поставил под сомнение их
Турция - единственная страна, которая может внести весьма важный вклад в дипломатическое решение проблемы с Ираном
эффективность. Но он сказал, что Турция не позволит принять меры, ограничивающие более широкую торговлю с Ираном, которая, как говорит турецкое правительство, утроится в ближайшие 5 лет.

В среду, министр торговли Турции сказал в Стамбуле, что кампания по запрету всех банковских операций с Ираном, проводимая под эгидой США, была ошибкой и что Турция настаивает на ослаблении ограничений. Турецкие официальные лица говорят, что банки и компании должны будут сами решать, стоит ли им придерживаться жестких односторонних санкций, принятых Соединенными Штатами и Европейским Союзом.

"Если от Турции требуют не иметь каких-либо торговых и экономических связей с Ираном, это было бы несправедливо по отношению к Турции", - Гюль утверждает, что некоторые американские и европейские компании продолжают делать бизнес с Ираном, просто под новыми именами, в обход санкций.

"Именно поэтому санкции в большинстве случаев не приносят результатов, которые предусмотрены во время их принятия ", - сказал он.

Представители администрации США и эксперты по вопросу о санкциях говорят, что в то время, как в Дубае и других эмиратах Персидского залива в ответ на санкции начали бороться с банковскими связями с Ираном, сам Иран стремится найти других посредников для доступа к западной финансовой системе. Турция является очевидным каналом, как и Катар.

"В условиях финансовых ограничений и санкций, турки на самом деле увеличили объем торговли с Ираном", - сказал Рэй Такей, старший научный сотрудник Совета по Международным Отношениям и бывший советник администрации Обамы по вопросам Ирана, - "Это вытекает из их желания быть основной силой в регионе".

Представители министерства финансов США посетили Турцию, призывая правительство придерживаться санкций. Соединенные Штаты также напомнили Турции ее обязательства в качестве члена НАТО. Высокопоставленный представитель администрации сказал, что еще важнее, чем публичная позиция Турции в этом вопросе, является реакция турецких банков и компаний. И он говорит, что многие из них обеспокоены тем, что их деятельность в Иране может негативно сказаться на их бизнесе в Соединенных Штатах и Европе.

Гюль настаивает, что Турция не хочет видеть ядерный Иран, и что она сотрудничает с Соединенными Штатами для дипломатического решения.

"Имеется восприятие здесь, в США, что Турция делает это таким образом, что это подрывает политику США," - сказал Абдулла Гюль, - "Это совершенно не так".

На нынешнем этапе разлад в отношениях Турции с Израилем препятствует ее роли в качестве миротворца на Ближнем Востоке. В 2008 году Турция выступила посредником в переговорах между Израилем и Сирией, но они закончились после военного удара Израиля по Газе, которая подверглась резкой критике со стороны премьер-министра Турции Реджеба Тайипа Эрдогана.

Гюль, ученый, в недавнем прошлом министр иностранных дел, имеет менее резкий общественный имидж чем Эрдоган, хотя оба вызывают обеспокоенность критиков, которые боятся, что Турция дрейфует в сторону более воинственной направленности ислама.

После несостоявшейся встречи с Пересом, Гюль нашел время для встречи с президентом Ирана Махмудом Ахмадинежадом. Он также встретился с представителями турецких и американских компаний в отеле Plaza.

Но нет ничего, что делало бы Гюля более гордым, чем состояние турeцкой экономики. Турецкие облигации оказлись более безопасными инвестициями, чем в Португалии, Италии и Испании – 3-х членов Европейского союза, который еще не принял Турцию. И Турции не пришлось спасать свои банки.

Абдулла Гюль рассказал о встрече с одним из глав государств на этой неделе, на которой этот лидер сказал ему:

"Турции была известна, как «больной человек» Европы, а в настоящее время Турция является единственным «здоровым человеком» Европы".

По материалам газеты New York Times

Şərhləri göstər

XS
SM
MD
LG