Keçid linkləri

2016, 09 Dekabr, Cümə, Bakı vaxtı 19:28

С чего начинается...будущее


Наши дети, уже после первых месяцев обучения, ходят в школу как на каторгу, а во время перемен с диким воем и гвалтом, выбегают из класса на «свободу»

Наши дети, уже после первых месяцев обучения, ходят в школу как на каторгу, а во время перемен с диким воем и гвалтом, выбегают из класса на «свободу»

Сколько разговоров было о нашей школе в последние десятилетия. А воз и ныне там. Действительно, наша школа - наша боль, наше разочарование, наш скепсис. Отчётливое понимание того, что если не сможем переломить ситуацию с нашей школой, придётся признать: у нашей страны нет будущего.

Внешне всё выглядит нормально. Большинство детей ходит в школу. После почти 10-летних обсуждений, принят «Закон об Образовании». Школьные здания постоянно ремонтируются. После ремонта школьное здание, которое напротив метро «Ичери Шехер», кажется, почти выставочным, и говорят, компьютеры установлены, чуть ли не на каждой парте. Наш министр образования много-много лет выступает в привычном стиле. Все нормально, никакой коррупции в системе образования у нас нет, есть отдельные случаи поборов, взяточничества, мы открыто их признаём (наши высокопоставленные чиновники никогда не боялись правды?!), мы с ними боремся, и если вы столкнётесь с подобными фактами, обращайтесь непосредственно ко мне.

Только вот в чём вопрос, к кому обращаться, если речь идёт о циничном министре, вся энергия которого направлена на то, чтобы выжить в закулисных манёврах в высоких эшелонах власти, к кому обращаться, если мы прекрасно понимаем, что на жёсткой вертикали власти наш министр (как и прочие министры) должен постоянно учитывать настроения и намерения тех, кто вверху, а не тех, кто внизу. А пока бедные наши родители, чада которых готовятся в школу, в полной растерянности, по той простой причине, что у нас нет обычных нормальных человеческих школ. Подчёркиваю человеческих, т.е. скроенных по меркам гражданина страны, которого условно можно отнести к «среднему классу» (каждый раз приходится мысленно обращаться к этому классу, которого нет: своеобразный аналог
Для наших бедных родителей, по существу, нет выбора, они мечутся, расспрашивают, принимают решение, о котором очень скоро начинают жалеть
фантомной боли).

Одни школы у нас образцово-показательные (думаю, что и в школе напротив станции метро, придётся демонстрировать признательность «партии и правительству», а не проявлять свободу выбора), другие элитарно-обособленные (не только все ученики приезжают на автомобилях с водителем, это стало привычным, но бывает, что за рулем семиклассник, а рядом телохранитель), третьи мнят себя филиалами Академии наук и готовят «учёных», чуть ли не с начальной школы, четвёртые, пятые, шестые… Казалось бы, так и должно быть, похвальное разнообразие, различные предложения в зависимости от финансовых возможностей родителей и их социального статуса, казалось бы, так обстоит дело во всём мире, есть частные школы, платные, с более высокими требованиями, и есть обычные, общенациональные (государственные), бесплатные, которые можно закончить, имея очень низкие баллы по некоторым предметам. Но наша ситуация только похожая (не устаю повторять, что название пьесы Рустама Ибрагимбекова «Похожий на льва» - общенациональная метафора), во многом, имитация реального разнообразия.

Для наших бедных родителей, по существу, нет выбора, они мечутся, расспрашивают, принимают решение, о котором очень скоро начинают жалеть. Школа, возможно в большей степени, чем всё остальное, демонстрирует наши амбиции и их огромный разрыв с реальностью, намерение отвечать самым высоким стандартам (назовём их европейскими) и неумение трезво оценить собственные возможности.

Мы так и не удосужились ответить на вопрос, каким должно быть у нас обязательное школьное образование (6, 8, 10, или 12-тилетнее?), какова его цель, какими должны быть его стандарты? В конце концов, являются ли для нас приоритетными знания, полученные в школе (интересно какой процент наших взрослых могут сказать, что им пригодилось в жизни знание «ботаники», «химии» и «тригонометрии»), или важнее знаний, психическое и физическое здоровье, гражданская позиция, личность школьника?

Как и во всём остальном, мы больше заботимся о том, как выглядим в глазах других, чем какими являемся на самом деле.

Попробую назвать три болевые точки нашей школы (несомненно, их больше, ограничусь тремя). Говорю не как профессионал (интересно было бы услышать, какие «болевые точки» видят профессионалы), а как гражданин и как родитель (теперь, больше как дедушка).

НАШИ ПЕДАГОГИ

Признаемся, что это далеко не привилегированное, а если говорить начистоту, то попросту униженная прослойка нашего общества. Нет ничего страшнее учителя, который закомплексован, страшно недоволен собственной жизнью, боится быть раскованным. Поэтому он крайне редко бывает весёлым, не позволяет себе шуток, должен одеваться уныло (мода ему противопоказана), который, уже по
Наш педагог не может быть молодым - молодость, это как скрытая сексуальность, её следует тщательно скрывать
определению, не может быть молодым (молодость, это как скрытая сексуальность, её следует тщательно скрывать). Такое впечатление, что наши учителя должны обязательно требовать, наказывать, жаловаться, призывать к порядку. Вот почему наши дети, уже после первых месяцев обучения, ходят в школу как на каторгу, а во время перемен с диким воем и гвалтом, выбегают из класса на «свободу». Дело не только в том, что нормальные дети устают от неподвижности, - это естественно, наши школьники, прежде всего, устают от того, что я бы назвал «омрачённым сознанием» наших учителей. И поборы, которые существуют в нашей школе, на мой взгляд, не столько результат низкого материального положения наших учителей (не без этого), сколько результат их низкого социального статуса, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

АТМОСФЕРА НАШИХ ШКОЛ

Школа – сколок общества и жёсткая вертикаль власти, которая господствует в стране, распространяется и на неё. Если директор школы лишён самостоятельности, то он компенсирует это, подчиняя себе учителя, а тот в свою очередь учеников. В результате мы имеем то, что имеем. А именно, учеников, у которых за время учёбы в школе полностью атрофировано чувство собственного достоинства. Это приучает их лгать, лицемерить, подчиняться только страху наказания. Они или чрезмерно робки и бессловесны или позволяют себе хамство, особенно если чувствуют поддержку родителей. Миры взрослых (учителей) и детей (школьников) разделены у нас непроходимой границей, при этом мир школьников практически обесценен. Единственная цель, к которой должны стремиться наши школьники, это приспособиться к миру взрослых. Только там можно позволить себе расслабиться, только там, если позволить себе сленговое выражение «можно оттянуться по полной программе».

Школа стала у нас своеобразным обрядом инициации, своеобразной «лоботомией», чтобы вытравить любые способы ненормативного поведения. И остаётся только удивляться силе природных задатков некоторых из наших детей, которые после подобной гнетущей атмосферы нашей школы остаются весёлыми, энергичными, озорными, и при этом, порой, творчески мыслящими и креативными.

НАШИ РОДИТЕЛИ

Меня всегда это обескураживало. Казалось бы, любовь к детям главный смысл и сверхсмысл нашей жизни, но при этом такая безучастность (сам был в этой роли, сам проявлял подобную безучастность). Вся энергия уходит на соревнование друг с другом, на то, чтобы тешить собственное тщеславие. Им, нашим родителям, и в голову не приходит, что они могут быть союзниками с другими родителями, что могут объединиться, создать не только родительский комитет, но и НПО, неправительственную организацию, защищающую интересы школьников. Мало ли чем могла бы заниматься такая организация - мониторингом того, как распространяются школьные учебники, содержанием этих учебников, защитой прав детей, поскольку мы подписали «Конвенцию о правах ребёнка», тестированием уровня подготовки школьных учителей, соответствием учебных программ требованиям дня, внедрением в школу настоящих психологов, уровень компетенции которых позволил бы решать любые психологические конфликты, борьбой с
Нет другого способа доказать на деле любовь к своим детям, как попытаться начать реформировать нашу школу
перегружённостью школьной программы, которая никак не способствует уровню знаний, напротив рождает начётничество. Можно продолжать бесконечно, главное контроль со стороны гражданского общества, в лице родительских НПО. Почему же это не происходит?

Дело в том, что большинство из нас не понимает, что общество - это своеобразный общественный договор, что многие частные интересы успешно решаются только с помощью общественных институтов. (Оставляю вопрос о том, что в конкурентной борьбе в мире взрослых, легче выживать не тем, кто больше знает, а тем, в ком сильнее личностное начало. Но это отдельная, сложная тема).

Остаётся ожидать, когда наши «родители» станут реальной социальной силой, а не ещё одной инстанцией воспроизведения порочных общественных отношений и униженного человека.

Наше будущее зависит от школы. Это аксиома, но если вдуматься это означает, что только первые шаги школьной реформы могут стать первыми реальными шагами к реформе общества. Школа становится испытанием нашей воли, нашей решительности, нашей способности преодолеть собственный эгоизм, нашего понимания того, что вечная покорность рождает только вечный страх, независимо от уровня благосостояния человека. И нет другого способа доказать на деле любовь к своим детям, как попытаться начать реформировать нашу школу.

Статья отражает точку зрения автора

Şərhləri göstər

XS
SM
MD
LG