Keçid linkləri

logo-print
2016, 04 Dekabr, bazar, Bakı vaxtı 20:49

Турецкий гамбит: кемалисты или исламисты?


Премьер-министр Турции Реджеп Таййип Эрдоган. Март 2010

Премьер-министр Турции Реджеп Таййип Эрдоган. Март 2010

Современные политические тенденции и реалии Турции сегодня уже преобладают над прошлой, строго кемалистской республиканской формой турецкого государства. И если судить по ним, можно предположить, что в стране все более воцаряется ситуация, когда, если перефразировать Ленина, "гражданские власти не хотят, а военная элита уже не может".

Кардинально противостоящие позиции, предположения и мнения о действительности нынешней Турции стали исходной предпосылкой как для серьезных аналитических прогнозов, так и для базирующихся на эмоциях, вроде страха, предсказаний. Некоторые эксперты видят историческую закономерность и необходимость в попытках преодолеть "культ всесилия" турецкой армии во внутриполитических процессах Турции.

Но существуют немало специалистов, которые не сомневаются, что харизма военной элиты Турции - это единственный гарант светскости, секулярности и даже прогресса. В свою очередь в умах их оппонентов также укоренилась убежденность относительно неминуемости развенчания догм Ататюрка.

ВОЕННАЯ СОЛИДАРНОСТЬ

Заседание высшего военного совета Турции, проходившее в Анкаре с 1 августа под председательством главы правительства Реджепа Тайипа Эрдогана, завершилось принятием неожиданных решений, которые местные СМИ называют началом настоящего политического кризиса между военной и политической элитами Турции.

Президент Турции Абдулла Гюль в среду вечером по итогам Совета утвердил новые назначения в руководстве вооруженных сил, в то же время он не подписал главные кадровые документы, касающиеся назначения начальника Генштаба и главкома сухопутных войск.
Ряд турецких СМИ по завершении Совета сообщили, что новым начальником Генштаба станет армейский генерал Ишык Кошанер, занимающий в настоящее время должность главкома сухопутных сил, и сменит на этом посту генерала Илькера Башбуга. Позже, из официального сообщения военного ведомства стало известно, что решение по новому начальнику Генштаба президентом еще не подписано.

Изначально на должность главкома сухопутных сил начальником Генштаба была предложена кандидатура армейского генерала Хасана Игсыза, который сейчас является командующим Первой полевой армией. Однако и премьер, и президент Турции выступили против его назначения на этот пост в связи с решением стамбульского суда о заключении под стражу Игсыза и 19 генералов. Суд расследует дело о подготовке в 2003 году переворота с целью свержения правительства (План «Кувалда»).

Кризис между политическим и военным кругами Турции набирает обороты.

Командующий силами жандармерии Атилла Ишыг 5 августа внезапно подал в отставку, тем самым еще более усугубив ситуацию. Ранее он был выдвинут премьер-министром Турции на должность командующего сухопутными войсками Турции. Сообщается, что генерал армии Ишыг подал в отставку, чтобы не помешать перспективе Хасана Игсыза, и тем самым подчеркивая наличие солидарности и сплоченности среди военного руководства Турции.

АНАТОЛИЙСКИЕ ТИГРЫ


Как уже сообщалось, ранее Высший военный совет рекомендовал на должность командующего сухопутными войсками Турции командующего Первой полевой армии Хасана Игсыза, против которого сразу же начались репрессии. Хасан Игсыз может быть арестован, если до завтрашнего дня не явится в прокуратуру Стамбула для дачи показаний по делу об антиправительственных действиях "Интернет-план".

Все эти политические события в Турции имеют свою предисторию. Партия справедливости и развития Реджепа Эрдогана находится у власти с 2002 года. В июле 2007 Эрдоган выиграл выборы в законодательный орган страны, получив более 46% голосов. Эта победа обеспечила пост президента страны Абдулле Гюлю, хотя военные и выступали против его кандидатуры. Кемалисты обвиняют сторонников Эрдогана в том, что они посягают на фундаментальные принципы государства, основанного в 1923 году Ататюрком, основателем и первым президентом современной Турецкой Республики. Старые и новые турецкие элиты уже многие годы борются за власть. И сегодня мы являемся свидетелями медленной смены режима: место секулярной, антиклерикальной республики Ататюрка (демократической формально, но ориентированной на авторитарно-военную модель) занимает нечто новое. В стране появился новый класс преуспевающих граждан, ориентированных на традиционные исламские ценности. И этих «новых турок» уже прозвали «анатолийскими тиграми». Именно их деньги проложили дорогу к власти происламским консерваторам во главе с Реджепом Эрдоганом.

В последний год стало очевидным, что "аксиома" относительно того, что военная элита Турции является единственным гарантом сохранения основополагающих принципов демократии и республиканского строя в этой стране, может скоро трансформироваться в совершенно обратное утверждение.
Изменилось и отношение людей к военным. Прежде неприкасаемые и недоступные стали прикасаемыми и доступными. Для Турции это революция в сознании людей. Военных всегда считали той самой силой, которая может противостоять коррумпированным и ненадежным в идеологическом отношении политикам, если необходимо – то и с применением насилия. За период с 1960-го по 1980-й годы Турция пережила четыре путча. Первый, в 1960-м, завершился казнью избранного премьер-министра Аднана Мендереса. Последний, в 1997 году, был мирным. Обошлось без насилия.

NON FAS EST


Последние внутриполитические события в Турции возможно, предвосхищают смену кемалистской парадигмы о "вседозволенности" армии в разрешении судьбоносных вопросов."Мы положили конец диктатуре, царившей в нашей стране на протяжении длительного времени", - заявил несколько дней назад премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган. Эрдоган также предупредил, что власти Турции намерены и дальше защищать демократические ценности от тех сил, которые не считаются с волей турецкого народа: "Лично я как политик и как простой гражданин сделаю для этого все, что от меня зависит".

"Правительства приходят к власти путем демократических голосований. В данном случае не может быть ничего выше народной воли. Поэтому те, кто считает себя выше правительства, сильно ошибаются. Власти Турции должны думать о завтрашнем дне, когда закончится их правление, то есть о том, как они в будущем посмотрят в глаза людям", - добавил он.

Так или иначе, начавшиеся аресты представителей военного истеблишмента Турции продолжались в течение этого года, в течении которого были арестованы высокопоставленные офицеры, подозреваемых в причастности к подготовке плана "Бальйоз" ("Кувалда"), который, по заявлению происламской политической элиты предусматривал свержение нынешнего правительства еще в 2002 году.

Затем были арестованы ряд бывших командующих различными видами войск Вооруженных сил Турецкой Республики. Всего были заключены под стражу около 50 военнослужащих. Соответствующие правоохранительные органы также продолжали допрашивать других должностных лиц, в том числе представителей спецслужб.
План переворота, по версии властей, предусматривал организацию взрывов в стамбульских мечетях и иные диверсионные акты, которые вызвали бы дестабилизацию обстановки в стране и мотивировали бы необходимость введения чрезвычайного положения, а на деле - совершение государственного переворота. В распоряжении судебных органов оказались вещественные доказательства в виде записей телефонных разговоров участников заговора, а также некоторые документы, разработанные еще в 2003 году. Все это позволило выдать ордера на арест экс-главкомов ВВС и ВМФ Ибрахима Фыртына и Оздена Орнека, а также экс-командующего Первой полевой армией Эргина Сайгуна. В свое время экс-главком ВМФ Озден Орнек обучался в военно-морской академии США в Аннаполисе, а бывший командующий ВВС был слушателем Военно-воздушной академии в Колорадо Спрингс.

НАСЛЕДНИК ОЗАЛА


Сегодня сами турки и зарубежные наблюдатели убеждены, что обстановка в стране качественно иная. Есть достаточно веские основания полагать, что турецким военным не удастся совершить переворот, как в предыдущие четыре раза или открыто демонстрировать намерения с целью сохранения светских устоев. Многие эксперты утверждают, что сегодня турецкое общество настроено по-другому. Процесс перехода Турции к демократии еще не закончился. Авторитет вооруженных сил – одного из самых сильных государственных институтов, остается по прежнему высоким. Военная элита, которая воспитывалась на идеалах Ататюрка и была тесно связана со странами НАТО, не смогла преобразоваться и перейти в новое состояние. Многие высшие военные чины учились в американских школах, исповедывали взгляды, характерные для американского общества. Но при всем при этом Турция оставалась мусульманским государством, и именно это во многом препятствовало проникновению американского менталитета в основную массу турецкого общества.

Военные перевороты в Турции удавались в силу причин внутреннего и внешнего свойства. Всякий раз они происходили вовсе не потому, что гражданские правительства Турции упрямо тянули страну на путь исламизации. А потому, что они вступали на путь реформ такого свойства, которые означали отказ от принципов государственного капитализма и переход к созданию полноценных основ рыночной экономики. Это означало потерю турецкими военными монополии на политическую власть, возможность выступать по поводу и без повода в роли третейского судьи, угрожать, что в случае отказа того или иного правительства следовать иным курсом, его вновь сбросят. Причем, такая ситуация складывалась всегда, когда предпринимались попытки установить парламентский контроль над действиями военных. Тогда в ход шло все, в том числе и "борьба за чистоту" сохранения идейно-политического и экономического наследства основателя Турецкой Республики Ататюрка. Для всех турок - он личность выдающаяся, которая сыграла особую роль в судьбе страны. Но для тех сил, которые возглавляют военные, кемализм был еще и просто одним из средств борьбы за свои личные интересы, не имеющие, по большому счету, к нему никакого отношения. Турция - исламская страна и таковой остается, но за последние десятилетия ни одна политическая сила у них не выступала за установление исламистского режима. Это можно отнести к упомянутым причинам внутреннего свойства.

К характеристикам внешних условий относится то, что турецкий генералитет умел выжимать как из лимона для себя плюсы из геостратегического положения страны на Ближнем Востоке, особенно в ситуации, когда свирепствовала "холодная война". Не случайно рывок вперед стране удалось совершить только в период второго прихода к власти правительства Тургута Озала, когда в результате проведенных социально-экономических реформ о турецкой экономике заговорили в мире, как о свершившемся факте. Так что нынешнее правительство Реджепа Тайипа Эрдогана является не проводником какого-то исламистского курса, а прямым наследником курса, намеченного Тургутом Озалом.

Стоит отметить, что самую важную роль в нынешних событиях в Турции сыграло то, что США по-иному расценивают стратегическое значение этой страны. Когда во времена «холодной войны» коммунистические лидеры старались дестабилизировать ситуацию в Турции, входящей в НАТО, Вашингтон считал, что единственным гарантом стабильности являются военные. Потому и не критиковали военные перевороты.

ВОПРОСЫ К БАШБУГУ


Теперь ситуация изменилась. Действия в духе «холодной войны» – история. Главный конфликт наших дней – борьба с радикальным исламом. Американцам нужна модель страны, с помощью которой можно показать, что и ислам может быть экономически эффективным. Только его нужно реформировать и придать ему демократические черты. Такой режим должен ориентироваться, естественно, на США. И Турция может, по их мнению, стать таким примером, но для этого Турция должна снова вернуться к традиционному исламу. Ведь именно турки показали прежде, что ислам можно «нейтрализовать» политическими способами, и благодаря этому стать вполне успешной страной. Таково было видение Ататюрком будущего Турции, а военные более 80 лет стояли на страже национальных интересов. Это, конечно, не значит, что американцы списали военных как серьезную политическую силу. Но сейчас в споре кемалистов и новых элит, ориентированных на ислам, Вашингтон готов встать на сторону последних.
Если гражданские власти Турции, ссылаясь на положения законодательства, утверждают, что военнослужащие, которые находятся под арестом, или те, чьи дела рассматриваются в суде, не могут продвигаться по карьерной лестнице, то Генеральный штаб Вооруженных сил турецкого государства высказывает уверенность, что в данном случае "нет юридических препятствий для продвижения по службе". В то же время военную верхушку настораживает, что фамилии "обиженных" офицеров оказались в "черном списке" в самый последний момент. Кстати, как в Турции, так и в некоторых других странах ряд политических обозревателей-аналитиков сходится в убежденности, что глава турецкого Генштаба генерал Башбуг мог бы действовать и более решительно. "Почему же Илькер Башбуг предпочитает закулисный торг?" - задаются вопросом некоторые из них.

К примеру, накануне заседания Высшего военного совета начальник Генерального штаба ВС Турции провел незапланированную встречу с Абдуллой Гюлем, где, по сообщениям турецких СМИ, обсуждались вопросы о продвижении по службе "революционных" офицеров. Тот же Генштаб не раз грозился обнародовать "компрометирующие правительство документы". По этому поводу Башбуг несколько раз проводил встречи с главой турецкого правительства Эрдоганом и настаивал на том, чтобы подозреваемых, особенно действующих офицеров, судили не в гражданских, а в военных судах. Тем не менее, когда начальник Генштаба Турции Башбуг предложил, чтобы вопросы дальнейшего продвижения по службе военнослужащих, подозреваемых в преступлениях, решались все же на заседаниях Высшего военного совета, правительство пошло ему навстречу.

ПОСЛЕДНИЙ ВОПРОС


Есть специалисты, которые, анализируя ситуацию, обращают внимание на то, что "собирающийся раз в два года Высший военный совет Турции ранее позволял высшему военному руководству - в первую очередь начальнику Генерального штаба - оказывать существенное влияние на процесс принятия политиками решений по важнейшим внешне- и внутриполитическим проблемам. Более того, Высший военный совет не стеснялся в присутствии главы правительства Эрдогана составлять и утверждать списки и увольнять со службы некоторых военнослужащих из армии, подозреваемых в "исламской деятельности".

Теперь все иначе. Турецкие генералы публично отказались от противостояния с правительством, продолжают хранить "таинственное молчание", только время от времени обвиняя СМИ в "оперировании сфальсифицированными деталями". Аналитики продолжают недоумевать: "Так в чем же дело? Возможно, турецкий генералитет действительно готовил в стране военный переворот и, как это бывало ранее, поделился планами со своими западными союзниками или с одним из союзников. Тем более что турецкие генералы не раз - в 1960, 1971, 1980 и 1997 годах - легко меняли в стране политический режим и набили руку на таких операциях. Но на сей раз их подставили: в распоряжении правительства оказался серьезный компромат против военных. Поэтому оно решительно повело политическое наступление на позиции генералов, не опасаясь ответных действий". Остается лишь один вопрос: кто победит в этом турецком военно-политическом гамбите – кемалисты или исламисты? Думаю, время ответит скоро на этот сложный вопрос политической жизни Турции, имеющий важное геополитическое значение как для региона, так и для всего мира.

Статья отражает точку зрения автора

Şərhləri göstər

XS
SM
MD
LG