Keçid linkləri

2016, 08 Dekabr, Cümə axşamı, Bakı vaxtı 06:41

Кража века. 17 лет спустя. Часть 2


Одна из похищенных из музея картин - "Женская баня" Альбрехта Дюрера. Была оценена в 6 млн. долларов в 1997 году в Нью-Йорке

Одна из похищенных из музея картин - "Женская баня" Альбрехта Дюрера. Была оценена в 6 млн. долларов в 1997 году в Нью-Йорке

Продолжение интервью с доцентом Академии художеств Азербайджана, заведующим отделом критики Союза художников Азербайджана, заслуженным деятелем искусств Зиядханом Алиевым о крупном хищении произведений всемирно известных художников в Государственном музее искусств Азербайджана. Начало здесь.

- Кто же были эти люди, судимые в Нью-Йорке?

- В связи с кражей произведений из азербайджанского музея искусств в Баку было заведено дело № 9747. Однако судебный процесс в Нью-Йорке был не по делу о краже, а по обвинению в незаконной продаже предметов искусства.

- Не по делу о воровстве?


- Нет. По незаконной продаже на территории США, как я сказал. Под судом были супруга спортсмена Айдына Ибрагимова, - имя которого упоминалось в связи с кражей этих произведений, - Натаван Алескерова (бывшая помощница Генерального прокурора Азербайджана – прим.ред.), его друг и тоже борец, японец Мацасуги Кога, и другой его друг, борец еврейского происхождения Яков Ифраимов. Суд вынес приговор о лишении свободы только Натаван Алескеровой. На 11 месяцев.

- А другим?

- Другие не были признаны виновными.

- Помнится, газеты писали, что Кога умер в тюрьме?


- Нет. Кога страдал от почечной недостаточности и стремился побыстрее заработать на сделке с картинами, чтобы оплатить замену себе обеих почек. Он хотел продать графику Бременскому музею за 12 миллионов долларов, потом сразу спустил цену до 6 миллионов. Он торопился, ему нужны были деньги, чтобы оплатить трансплантацию или искусственную почку, ему регулярно очищали кровь. Однако сделка не состоялась, и он умер.

- В тюрьме? Еще до приговора?

- Нет, в больнице. Уже после приговора.

- Айдын Ибрагимов не был признан виновным нью-йоркским судом?


- Сотрудники американских правоохранительных служб участвовали во встрече сотрудников Бременского музея с Когой под видом сотрудников немецкой стороны и записали все переговоры на пленку уже во время первой встречи. Во время второй встречи, непосредственно при продаже, когда была передана украденная графика и получены деньги, они задержали Когу. Он сразу же сказал, что проданные произведения принадлежат не ему, он взял их дома у Якова Эфраимова. А когда задержали Эфраимова, он сразу назвал имя Айдына Ибрагимова. Ибрагимова искали, но не нашли. Хотя по визовой и таможенной регистрации стало известно, что он находится на территории Соединенных Штатов. Тогда Коге было предложено сотрудничество со следствием в обмен на освобождение. Я уже говорил, что он сильно страдал от почечной недостаточности. Кога рассказал, что на одной из встреч и переговоров в Стамбуле с Ибрагимовым присутствовала его жена, она может знать обстоятельства. Поэтому Натаван Алескерова была арестована прямо в аэропорту, когда возвращалась из Баку в Нью-йорк.

- Значит, Алескерова была осуждена, а ее мужа Ибрагимова, борца с мировым именем, чемпиона мира и олимпийских игр, не нашли. Айдын Ибрагимов, некогда слава и гордость Азербайджана, долгие годы был вынужден жить вдали от родины и скрываться. Однако в конце 2006 года он вернулся в Азербайджан и сдался властям. Он отказывался встречаться с корреспондентами, но в начале весны 2007-го обещал, что даст интервью после суда. Тогда суд только начинался. Чем же этот суд закончился?


- По-моему, Айдын Ибрагимов вернулся в Баку не для того, чтобы говорить, а для того, чтобы молчать. Считаю, что он, наверное, был одним из покупателей в процессе кражи из музея. Ему пришлось долго скрываться, его искал Интерпол, он не мог вернуться в Баку. Предполагаю, что измучившись, он обратился к организаторам кражи, чтобы помогли ему вернуться, иначе он расскажет все, что знает, у кого купил графику, назовет их имена. Думаю, что их условия были таковы – ты возвращаешься в Баку, сдаешься правоохранительным органам, предстаешь перед судом, а там мы тебе поможем, спасем. Так и случилось. Он вернулся в Баку, был процесс в Суде по тяжким преступлениям в апреле-июне 2007 года, и на суде он сказал по-чемпионски, что сделал все от начала до конца сам.

- Значит, он признался в том, что организовал кражу картин?!


- Да, от начала до конца. Сам пошел, сам открыл дверь, взял, вынес, сел на самолет, увез их в Америку. Не было названо даже второго имени.

- А как же рабочий? Его признание?


- Уголовное дело, открытое после кражи, было сфальсифицировано. Меня не пригласили на этот судебный процесс. К процессу были привлечены нужные, соответствующие люди и осудили Ибрагимова по трем статьям. Дали ему семь лет и тут же заменили срок на условный.

- Значит, семь лет условно...


- Да.

- Ясно. Можно ли сделать из ваших слов и предположений вывод, что настоящие организаторы кражи остались в стороне от суда и следствия?

- Это однозначно. Айдын Ибрагимов не назвал настоящих похитителей. Многочисленные хищения предметов искусства в музеях страны в период независимости, а особенно то, что эти преступления так и не раскрыты, показывают, что Азербайджане действует группировка, нацеленная на предметы искусства, духовные ценности страны. И массовое хищение в Азербайджанском государственном музее искусств имени Рустама Мустафаева лишь очередное из этого ряда.

- Как вы думаете, что могло заставить Айдына Ибрагимова взять все на себя?

- Простое желание спасти самого себя, освободиться. Ведь он был в поиске с 97 года. Ведь, если так посмотреть, он покупатель. Был у него интерес, он купил.

- Человек, который был в поиске, скрывался долгих девять лет…


- Да. Мне кажется, что он приехал для того, чтобы освободиться от этой ноши. И когда была достигнута договоренность между сторонами, и та, и эта сторона спокойно вздохнула.

(Окончание следует)

Şərhləri göstər

XS
SM
MD
LG