Keçid linkləri

2016, 08 Dekabr, Cümə axşamı, Bakı vaxtı 18:23
Как и обещал, отвечаю на отзывы читателей сразу, как получил доступ к Интернету. Очень хотел бы вступить в дискуссию с Геворком из Еревана, но его мнение оказалось не очень внятным. Насколько я понял, Геворк апеллирует к истории, но, на мой взгляд, это тупиковый путь. И совсем не потому, что кому-то выгодно обращаться к истории, а кому-то нет. Дело в другом. Всем, кто хотя бы отчасти знаком с рефлексией истории последних ста лет, известно, как изменились представления об «исторической объективности», о «древних» и «молодых» народах, и никакие межнациональные конфликты невозможно сегодня решить с помощью «истории».

Среди моих оппонентов, наиболее радикальной оказалась позиция Мамеда из Москвы. Она очень проста: никаких контактов с армянами, они наши «внешние враги», а те, кто с этим не согласен, по существу, «внутренние враги».

Отдаю себе отчёт, что дискутировать с людьми, которые не позволяют себе сомнений, которым собственная позиция кажется непогрешимой, занятие бесперспективное. Прежде всего, должна быть воспитана готовность услышать оппонента, а не относиться к любой дискуссии как к подобию уличной драки (хотя, насколько помню, и там, после первой крови, всё благополучно заканчивалось, и нередко вчерашние «враги» становились «друзьями»). Но, как бы то ни было, попробую объясниться, даже если вынужден «метать бисер». Не услышит Мамед из Москвы, услышат другие…

… Кстати реакция Мамеда из Москвы на мою предыдущую публикацию «Футбол, футбол» была столь же категоричной: по его мнению «автор статьи явно плохо разбирается в футболе». Не буду спорить, поскольку никогда не претендовал на серьёзное знание футбола, но вряд ли самый трагический финал в истории чемпионатов мира можно сравнить с каким-либо другим рядовым матчем. Школьная арифметика в таких случаях мало что объясняет: проигрыш 2:3 в финале чемпионата мира, когда Венгрия была явным фаворитом, а в последующие десятилетия само попадание на чемпионат мира по футболу оказалось для неё весьма проблематичным, не сравнить с 0:6 от СССР.

Вернусь к нашей теме.

Мамед из Москвы считает, что Президент страны и министр иностранных дел встречаются с представителями Армении «по необходимости», а остальные должны полностью игнорировать эти встречи. Давайте задумаемся, что означает «по необходимости». Наверно то, что мы на официальном уровне должны демонстрировать миру одно лицо, а другое, истинное, прятать («гуманизм» демонстрировать, борьбу не на жизнь, а на смерть, прятать). А мир так и останется в неведении, относительно наших истинных намерений. Мягко говоря, такие взгляды «наивны» (воздержусь от более сильных выражений), хотя признаемся, что наша пропаганда нередко выступает именно с таких позиций. И считает их патриотическими, не задумываясь о том, какой урон они наносят престижу страны. Не говоря уже об опасности зомбирования собственного населения…

Как-то в одной детской аудитории мы придумали, как нам казалось, забавную и безобидную игру. Мы попросили детей представить себе, что их назначили «директором земного шара», как бы они поступили. Одна девочка, лет 10-12, сказала, что она переселила бы всех армян на другую планету. Это было бы смешно и наивно, когда бы не было так грустно и так страшно. Невольно вспомнил рассказ о том (если не изменяет память, речь идёт о рассказе Сарояна, который я прочёл в журнале «Америка»), как в одном американском городе двое армян разглагольствуют о своей ненависти к туркам, позже выясняется, что ни один из них, никогда в жизни не видел ни одного живого турка. Наверно и наша девочка, никогда не видела ни одного армянина, но зато в полной мере впитала разговоры взрослых, включая, увы, школьных учителей…

Любопытно, если Мамед из Москвы оказывается в обществе, в котором оказываются армяне, как он поступает? Поворачивается и уходит? А если не сразу обнаруживает, что рядом с ним оказался армянин? Всё равно уходит? И что при этом говорит хозяевам? Как вообще ему удаётся жить в огромном мегаполисе, избегая каких-либо контактов с армянами?

Другой вопрос: что означают в таком случае наши заверения о предоставлении высокого статуса автономии Нагорному Карабаху? И как они соотносятся с нашими гарантиям будущей безопасности для жителей автономии? Можно ли вообще обоснованные политические требования превращать в тотальную этническую войну? Вопросы эти лежат на поверхности, но, к сожалению, обвиняя мировое сообщество в двойных стандартах, мы, порой, не отдавая себе в этом отчёта, сами нередко скатываемся к двойным стандартам.

А как, по мнению Мамеда из Москвы, и тех, кто придерживается подобных позиций, относиться, скажем, к жёнам-армянкам, которые продолжают жить в Баку? Выселить? А к тем, у кого дедушка или бабушка армяне? Лишить гражданства? А если дедушка дедушки, бабушка бабушки, или двоюродный брат или троюродная сестра? Изучать родословные, чтобы сохранить чистоту расы? Не напоминает ли это известный кровавый исторический опыт ХХ века, результаты которого общеизвестны.

Почему я задаю такие, казалось бы, нелепые вопросы? Просто, чтобы объяснить, в современном глобальном мире, сохранить подобную этническую границу попросту невозможно. Не только в гуманитарном, но и в практическом смысле.

Что касается гуманитарного смысла, хочу вновь подчеркнуть, что подобные взгляды следует назвать атавистическими. Это означает, что они - продукт глубокой архаики, когда «война» была нормальным состоянием общества, когда другой народ, другая группа племён, другой этнос, низводились до уровня «не людей», и было легко создавать «героические мифы». Подобные «героические книги» существуют сегодня практически у всех народов, их бережно хранят, их читают, их изучают, но никому не приходит в голову (если речь идёт о цивилизованных народах), переносить их буквально в современный мир. И выстраивать на основе этих книг современную государственную политику.

Наконец, как же быть с жизненным опытом Мамеда из Москвы и «азербайджанской молодёжной общины в Москве» (интересно, что это за «община», какова её программа, каковы её цели)? Скажу прямо, с такой агрессивной установкой, Мамед из Москвы всегда будет встречаться с ответной агрессией. Тем более, действительно в Армении существует антитурецкая пропаганда в Армении, действительно, укоренён миф о кровожадных кочевниках-разрушителях и многострадальном народе-агнце, и с этим приходиться считаться. Вопрос только в том, как? Отгораживаясь, следовательно, ополчаясь и озлобляясь, или поддерживая контакты со здравомыслящими людьми с той и другой стороны. Понимая, что следует научиться разговаривать друг с другом. Понимая, что никто никого на другие планеты не переселит.

Всем известно, что в Москве есть скинхеды, есть другие фашиствующие группировки, но в Москве нормально живут и успешно работают представители различных национальностей, в том числе многие азербайджанцы (говорю не голословно, лично знаком со многими из них). И им удаётся нормально жить и успешно работать именно потому, что они не считают, что живут во «враждебной среде». И до тех пор, пока Мамед из Москвы не поменяет свою психологическую установку, он будет находиться во «враждебной среде», даже в том случае, если будет жить на Родине. Ведь там тоже найдутся «внутренние враги», которым следует объявить беспощадный бой. Если вдуматься, этот путь саморазрушительный для самого человека.

Мне остаётся поблагодарить тех, кто, так или иначе, поддержал мою позицию: «Юристика из Ленкорани», «Жреца из Луксора», «100% Бакинца 2 из Москвы». Что до Эмиля Агаева, который, справедливо, говорит о переходе от оппозиции «Свои-Чужие», к оппозиции «Я-Они», то это отдельная тема. В целом, проблема Другого - одна из самых сложных, ей посвящено множество работ в конце ХХ века и в этих работах больше вопросов чем ответов. Достаточно вспомнить современный Афганистан, чтобы осознать с какими трудностями встречается современная цивилизация, как только начинает претендовать на свою всесильность. Она, прежде всего, должна признать, что не готова к встрече с Другим. И не знает, как найти нужные процедуры, если другой не готов к диалогу.

И последнее. Сожалею, что остался без внимания, в том числе со стороны женской аудитории, один из главных тезисов моей статьи. Речь шла о том, что кроме гражданского контроля, должен существовать контроль над армией со стороны женщин и женских организаций. На мой взгляд, один из уроков израильского фильма в том, что в современной армии «герои и рыцари» больше не появятся. Другой мир, другие взаимоотношения, другая атмосфера. В этом смысле всем бы рекомендовал посмотреть великий фильм Стэнли Кубрика «Цельнометаллическая оболочка». Поэтому, на мой взгляд, в современном мире, больше не могут существовать большие группы людей, которые обособлены, в том числе и по половому признаку.

Но это уже другая тема, выходящая за рамки настоящего разговора.

Статья отражает точку зрения автора

Şərhləri göstər

XS
SM
MD
LG