Keçid linkləri

2016, 05 Dekabr, Bazar ertəsi, Bakı vaxtı 04:21

(Окончание. Начало
здесь)

Подсудимый Эйнулла Фатуллаев продолжил свое выступление - последнее слово на пятничном заседании Гарадагского суда Баку:

- Я предложил концепцию новых общенациональных газет и других изданий. Мне это удалось. Это не значит, что нельзя критиковать власти или же оппозицию. Я критиковал и тех и других.

Тогда возникли слухи, что я работаю на Кямаледдина Гейдарова. 4 июля я случайно встретился с ним на приеме в американском посольстве. Я сказал ему, что «Уже устал клясться в том, что не получал денег от вас». Он человек с юмором, ответил мне «Эйнулла, я знаю тебя, читал газеты. Теперь ты можешь поклясться в том, что один раз видел меня».

Меня всегда задевал вопрос, откуда я брал деньги на газеты. Говорили, что якобы я потратил миллионы на издания газет. Спрашивали, откуда они? Какая разница? Главное, что это были читаемые издания. А это не нравилось высшему руководству страны.

Я журналист. Я писал, брал интервью, проводил расследования, например, по делу Виктора Кожени. Со слов помощника Кожени я написал о личном пилоте Виктора Кожени, арабе по национальности. После этой статьи на меня вышли израильские спецслужбы. Выяснилось, что пилот имел какие-то связи с "Аль-Каидой".

Я журналист, которому дал последнее интервью Аслан Масхадов. Я брал интервью и у Шамиля Басаева. Сегодня меня наказывают и обвиняют за то, что я журналист. А ведь это мое дело.

Про меня ходили слухи, что я связан с верхами. Некоторые газеты открыто писали об этом. Я решил обратить это на свою пользу, например, когда решил провести информационную кампанию Рамиля Усубова. Я позвонил и предложил депутату Айдыну Мирзазаде дать интервью против министра внутренних дел. Он спросил у меня «Məsləhətdi?» (в смысле «Советуют?» или «Рекомендуется?» что соответствует русскому «Есть мнение», «Так надо тем, кто наверху»). Я ответил ему «Məsləhətdi». Мирзазаде понял это так, что я выражаю мнение верхов и дал мне разоблачительное интервью про Усубова. Последовав его примеру, про министра критически высказались еще несколько проправительственных депутатов. Все это было опубликовано в моей газете и получился громкий скандал. На следующий день этих депутатов вызвали на ковер в аппарат президента и спросили, почему они так поступают? Они ответили, что высказывались так потому, что думали «Есть мнение». А всех их ввел в заблуждение Фатуллаев!..

Меня критиковали и обвиняли за то, что я работал с властями. Да, я работал с властями! Считаю, что с властями работать надо! Просто смотря как? Потому что, не работая с властями, не расколоть эту власть, не добиться демократических преобразований.

Но не власти работали со мной. По-моему, общество уже поняло это. Общество поняло и то, что «Карабахский дневник» написан с самыми добрыми намерениями. Я побывал в Карабахе, понял, что мы должны работать со своими гражданами.

Народы должны говорить, разговаривать друг с другом. Есть достаточно плодородная почва для мира. Версия «Карабахского дневника», которая распространялась в Интернете, моя только на 60%, остальное прибавлено для того, чтобы дискредитировать меня.

Меня обвиняли в том, что я использовал события в Ходжалы в политических целях. Я призывал к суду, как Косово обратилось в суд в Гааге за убийство сербами в Сребренице восьми тысяч косоваров. А наши власти?

Кто использует в политических целях Ходжалы – Эйнулла Фатуллаев или Фонд Гейдара Алиева?

Я призывал к суду за Ходжалинскую трагедию, а они устраивают акции с пусканием воздушных шариков в небо…

На меня очень плохо подействовало интервью правозащитницы Новеллы Джафароглу, где она хвалила Закира Гаралова. Я не понимаю, как может правозащитник хвалить генпрокурора? Новелла Джафароглу, Саида Гаджаманлы и Сяадет Бананъярлы помешали назначению докладчика по правам человека в Азербайджане в ПАСЕ своими высказываниями о действенности и перспективах Рабочей группы. Если бы не они, если бы был назначен докладчик из Швеции, возможно, я был бы уже на свободе.

Хочу упомянуть и о мушкетере Рамиля Усубова. Это Чингиз Ганиев – Ганизаде – Гани – Ганили. Он меняется, когда надо. Все это понятно, но какой из него правозащитник? Хочу вспомнить и похожего на индийского актера Алимамеда Нуриева, который был в оппозиции Гейдару Алиеву, а теперь стал сторонником власти.

Меня пытались лишить поддержки и внутри страны, и международной поддержки. Внутри страны – фальсифицируя «Карабахский дневник», а за рубежом тем, что объявили террористом, это было актуально после 11 сентября, при Джордже Буше.

Может, поэтому некоторым кажется, эту власть нельзя победить.

Когда Сахарову на пресс-конференции задали вопрос «Вам не кажется, что это государство нельзя победить?» он ответил «Не мешайте интеллигенции. Ее задача – создание идеала в обществе». Это и мой девиз.

Бывший омбудсмен России Ковалев сказал со ссылкой на Солженицынский «Архипелаг ГУЛАГ», что когда Сталин и Рузвельт договорились, американские журналисты сделали репортаж из советского лагеря. Этот лагерь в репортаже выглядел образцовым, можно сказать лучшим лагерем в мире. Это я к тому, что не стоит ждать помощи от Запада. Мы сами должны совершать перемены в стране.

Я хочу выразить благодарность моему отцу, который присутствует и на этом заседании. Он напоминает мне Серго Закариадзе из фильма «Отец солдата».

Я благодарю коллег-журналистов и моих друзей журналистов, часть которых сидит в этом зале. Это мои испытанные друзья. Мы не только друзья, мы, можно сказать, партизанская группа. Даже отряд, вроде отряда Че Гевары. Среди нас есть даже своя Таня. Вот она сидит в первом ряду.

Благодарю все средства массовой инофрмации, а особенно газету «Азадлыг». У меня есть опасения, что закроется и эта газета. Особая благодарность и Али Керимли, лидеру партии, это благодаря ему газета сохранилась.

Благодарю и вас, уважаемый судья! Вы первый, кто спросил у меня «Вы не сожалеете о том, что попали в тюрьму?». Это вы спросили у
Судья Исмаил Халилов
меня три раза. Я изучал историю Азербайджанской демократической республики. Это жемчужина азербайджанской истории. Группа мусаватистов была заключена в знаменитых Соловках. Там находился и министр финансов АДР Аслан Сафикюрдский. Когда они объявили в знак протеста смертельную голодовку, среди них был и очень молодой азербайджанец. Остальные стали уговаривать его не присоединяться к ним, так как они уже стары, пожили, а он молод и они не хотят, чтобы он умер вместе с ними. Тогда этот молодой азербайджанец ответил: «Многие молодые люди убивают себя из-за любви к девушке. Неужели Азербайджан стоит меньше, чем какая-нибудь девушка?». Уважаемый судья! Можно ли сожалеть, когда попал в тюрьму и страдаешь из-за своей страны?

Пусть слышат и знают азербайджанские власти – я никогда не впадал в пессимизм за решеткой.

Я читал и перечитывал Вальтера Скотта и историю Шотландии. Изучал историю Шотландии шесть месяцев. Мы должны преподавать азербайджанским детям историю Шотландии. Я восхищаюсь этим народом, его борьбой за свободу. Национальное дерево шотландцев это клен. Это дерево не гнется даже при самых страшных бурях. Мы, независимые журналисты, должны походить на клен, не гнуться, даже если будем ломаться.

Я хочу упомянуть Екатерину Гусеву – судью Российской Федерации. Она вынесла оправдательный приговор подсудимому и рядом же положила свое заявление об увольнении по собственному желанию. Ее уволили. Она уже не судья, но она создала прецедент и вошла в историю, как честный и принципиальный человек и судья.

Уважаемый судья! Я никогда не пожелаю вам лишиться работы судьи. Но и вы могли бы создать прецедент в азербайджанском правосудии…

Спасибо всем за внимание.

Эйнулла садится и с жадность пьет воду после долгой речи. Судья Исмаил Халилов предлагает сторонам обвинения и защиты представить суду проекты приговора и спрашивает, к какому сроку они смогут это сделать? Выслушав стороны, судья назначает следующее заседание на 6 июля, на 11 часов.

Şərhləri göstər

XS
SM
MD
LG