Keçid linkləri

2016, 10 Dekabr, şənbə, Bakı vaxtı 01:44
В Дагестане люди в форме обладают безграничной властью, пишет Андреа Никастро в статье, напечатанной в газете Corriere della Sera.

Во время поездки в Дагестан Андреа Никастро стал очевидцем манифестации, в которой приняли участие около 800 человек, перекрывших автостраду Ростов-Баку. Они хотели одного - чтобы к ним вышел кто-нибудь из представителей власти и выслушал их. Они рассказали историю, свидетельствующую о безграничной несправедливости, царящей в этом уголке России, историю, которую можно назвать проявлением несовершенства судебной системы, превышения власти исполнительными органами, почти гражданской войной, которая идет в Дагестане между мусульманами-суфитами и мусульманами-салафитами, милиции против интегралистов. В этой кавказской республике проходят две контртеррористические операции в неделю, пишет автор статьи.

Итак, 2 мая семеро мужчин направились в селение Дилим за лекарством от зубной боли. У некоторых из них были длинные "талибские" бороды. Это были мусульмане-салафиты, не террористы. Но милиция остановила их, когда они вышли из аптеки, и избила их. Затем в избиении приняли участие ученики мусульманского учителя суфита Саида Абанди. Избитые были доставлены в отделение милиции, где их продержали до утра, оштрафовали каждого на 500 рублей и заставили подписать документ о том, что они не имеют претензий к милиционерам. Но один из пострадавших вскоре умер. Начальником отделения милиции является Анас Сатираев, причастный и к другим преступлениям, в частности к убийству молодой супружеской пары. Манифестанты обратились с просьбой к вышедшему к ним вице-премьеру Абидину Карчигаеву: не наказать и привлечь к ответственности распоясавшегося милицейского начальника, а всего лишь перевести его в другое место. Люди требовали не суда, а перевода на другое место службы, пишет автор статьи.

Руководитель НПО "Мемориал" в Дагестане Заур Газиев говорит: "Таких историй десятки. И лишь некоторые становятся достоянием гласности". Гюльнара Рустамова, руководитель небольшой мусульманской ассоциации "Матери Дагестана", представляющей бесплатные юридические консультации, говорит: "За последние три года из ста арестованных только в отношении троих были предъявлены реальные доказательства их участия в повстанческом движении". Не все задержанные выдерживают пытки. Например, случай Надира Мамедова. Он был арестован, потом его тело было найдено со следами чудовищных пыток, в легких были обнаружены фрагменты пластика. Его задушили, надев на голову пакет. Дело удалось довести до суда, но он закончился без обвинительного приговора. "Ни один милиционер в Дагестане никогда не был осужден. Работа в МВД - гарантия иммунитета. Однако все милиционеры, которые участвовали в аресте Мамедова, были убиты в засаде, устроенной на дороге. Стоит ли называть это исламским терроризмом или параллельным правосудием?" - задает вопрос издание.

Салафиты, давно живущие в Дагестане и довольно обособленно, стали после событий 1999 года настоящими козлами отпущения. "Совершенно неожиданно бороться против настоящих или вымышленных повстанцев с талибскими бородами стало самым прибыльным постсоветским бизнесом. Более выгодным, чем контрабанда, чем приватизация", - пишет автор статьи. "Кремль оплачивает "специальные антитеррористические операции" в размере 600 евро в час, - говорит лидер независимого милицейского профсоюза Магомед Шалимов. - Поэтому нечему удивляться, что командиры расталкивают друг друга, чтобы заняться повстанцами. Но есть кое-что и похуже. Как во времена СССР, министерство устанавливает производственные планы. Есть одно отличие: они не пятилетние, а ежегодные. Каждое отделение должно отработать определенное количество убийств, краж, похищений и иметь определенный процент раскрываемости. От результатов зависят карьера, премии, зарплата... Таким образом, все обязаны заниматься делом, чтобы продемонстрировать Москве цифры, которые там хотят увидеть... Здесь нет Шерлоков Холмсов. Только люди, которые выбивают признания под пытками и придумывают террористов за деньги".

Но повстанцы - это реальность. Коррупция и терроризм подпитывают друг друга. В середине мая, на саммите по Кавказу, выступая перед российским президентом Дмитрием Медведевым, спикер Совета по содействию развитию институтов гражданского общества при президенте РФ Элла Панфилова сказала, что в борьбе за "хлебные места" кавказская элита очень часто прибегает к помощи повстанцев, чтобы устранить конкурентов. Террористы становятся наемниками или телохранителями, в зависимости от цены. Таким образом, российские средства, выделяемые на борьбу с терроризмом, идут на финансирование вооруженных группировок.

Отвечая на вопрос итальянского журналиста о террористах, руководитель местного издания "Черновик" Надира Исаева сказала: "Их число увеличивается. Также как увеличивается число студентов-пацифистов, которые едут за границу изучать ислам. Религия - единственный возможный ответ на потребность в справедливости, а для некоторых - и в мятеже".

InoPressa

Şərhləri göstər

XS
SM
MD
LG