Keçid linkləri

2016, 11 Dekabr, bazar, Bakı vaxtı 18:19
Почти неделю назад, 8 июня, согласно повестке дня, в парламенте обсуждался серьезный вопрос. Речь шла о проекте Военной доктрины Азербайджанской Республики.

В Азербайджане решение каждой серьезной задачи сопряжено с трудностями, из-за этого все серьезные проблемы имеют свои летосчисления. История военной доктрины берёт начало в 1995 году, когда была принята первая Конституция независимой Азербайджанской Республики.

Наряду с другими красивыми словами, в Конституции также сказано, что президент представляет парламенту проект военной доктрины и парламент, в свою очередь, после обсуждения принимает её.

На первый взгляд всё очень просто: обязанности президента и функции парламента четко определены. Правда, точные сроки не были указаны. Но, принимая во внимание, что срок президентских полномочий составляет 5 лет, проекта стоило ожидать в 1998 году, или, в крайнем случае, после следующих выборов в 2003 году.

Но этого не произошло ни в то время, ни после. В итоге, ожидание продлилось целых пятнадцать лет.

Все эти годы, некоторые люди предпринимали попытку актуализировать данную проблему. Но каждый раз ответ был таков, что наша оборона находится в хорошем состоянии, армия укрепляется, оснащение модернизируется. Как будто всё это оправдывает

Власти Азербайджана всегда избегают однозначных позиций, отдавая предпочтение "сбалансированной" политике и формулировкам

отсутствие военной доктрины. Ну, что ж.

Как говорится, что было, то было. Хорошо, что хоть через пятнадцать лет вернулись к этому вопросу.

ДЛЯ ЧЕГО НУЖНА ДОКТРИНА?

Народ Азербайджана уже не тот, каким он был в 1995 году. В то время государство только строилось, многим людям были непонятны вопросы и термины, связанные с государственностью, и лишь немногие, имеющие отношение к военной науке и политологии, могли знать об этом.

Сейчас же 2010 год. И поэтому просто отметим, что военная доктрина является основополагающим документом, определяющим оборонную политику страны, основные принципы ёё стратегии, основы тактико-стратегических аспектов создания армии, военную интеграцию страны и её отношение к военным блокам.

Порой звучит такое мнение, что если есть концепция национальной безопасности или же концепция внешней политики, какая необходимость в военной доктрине? Но, это не так. К примеру, если концепция национальной безопасности охватывает более широкие вопросы, то военная доктрина только сконцентрирована на оборонной политике.

ПОЧЕМУ ТАК ЗАПОЗДАЛА ВОЕННАЯ ДОКТРИНА?

Любой документ, принимаемый и распространяемый от лица государства, несет в себе высокую ответственность.

Весьма вероятно, что данное опоздание связано с подобной ответственностью. О чём идет речь? Военная доктрина должна называть имена союзников и противников, выражать отношение к военным блокам.

Власти Азербайджана всегда избегают однозначных позиций, отдавая предпочтение "сбалансированной" политике и формулировкам.

Предположим, что эти пятнадцать лет были потрачены, во избежание конкретики, на поиск более нужных утверждений.

С Концепцией Безопасности то же самое, предпочтение было отдано общим положениям и принципам. Во время обсуждения данной концепции, чтобы смягчить ситуацию, близкие к правительству депутаты вынуждены были делать заявления вроде тех, что реальная политика имеет больший вес, нежели любой документ.

Но опыт и наблюдения показывают, что и у реальной политики нет ощутимых тонов, как и в написанном документе, так и в реальной жизни проводится неопределенная бесформенная и непоследовательная политика.

ЧТО ОБЕЩАЕТ ДОКТРИНА В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ?


Мы живем в сложное время. Вторая военная доктрина, принятая в России, в качестве одной из основных задач видит сдерживание интеграции бывших советских республик в НАТО и предотвращение экспансии Северного альянса к своим границам.

В Украине новоизбранный президент в своих заявлениях пообещал не вступать в НАТО.

Вероятно, что именно по этой же самой причине, доктрина не приведет к серьезным новостям и в отношениях с НАТО.

Другая серьезная проблема заключается в отношении к размещению иностранных военных баз на территории государства. В проекте об этом говорится двояко, с одной стороны это исключается, а с другой стороны - является приемлемым.

В данный момент, на территории Азербайджана нет никаких иностранных военных баз, Габалинская РЛС же считается аналитическим центром. Россия с самого начала и до сих пор, пытается дать базе военный статус. Видимо, отсутствие однозначного отношения к иностранным военным базам связано с этим нюансом.

Но близкие к правительству люди держат эту возможность, более как резервный вариант, для случая если в будущем изменится ситуация и понадобится к ней адаптироваться. Вполне возможно, что так. Но для Азербайджана необходимо правильно определить свою сферу безопасности. Ошибка в таком вопросе может явиться серьезной угрозой для национальной безопасности страны.

Статья отражает точку зрения автора
XS
SM
MD
LG