Keçid linkləri

2016, 10 Dekabr, şənbə, Bakı vaxtı 17:06
Для многих блоги открыли потрясающие возможности. Дело не только в оперативности, что само по себе продолжает восхищать людей моего поколения. Дело в другом. Блоги, существуют в разомкнутом времени. Обращение, комментарий, живой контакт. В книге есть иллюзия вечности, в блоге главное, отклик живого человека, даже если он спрятался под ником. Возможно, выдержки из блогов следует печатать. Всё-таки книга – предмет, её можно подержать в руках, перелистать, открыть закладку. Но блоги, скорее напоминают виртуальный театр, его невозможно тиражировать. Поэтому, возможности возможностями, но блоги - это и суровое отрезвление для тех, которые никому не интересны. Это как играть спектакль в пустом зале.

Севду Исмайыллы легко представить на радио, на телевидении, в газете, в редакции. В любом гуманитарном учреждении. Везде она была бы на месте. Но, кажется, живая передача на радио и блог на сайте РадиоАзадлыг, заново открыли её. Не только для других, для неё самой. Она вправе сказать: «это моё». Нашёлся информационный и коммуникационный канал, который придал особый смысл её способу переживания мира. И нашлось множество читателей (пользователей), которые на него откликнулись. Откликнулись живо, заинтересованно, нередко объём комментариев превышает сам текст. Обращаются из разных стран, куда судьба забросила наших соотечественников. Один из читателей (Фуад) даже решился спросить: «Севда ханум, почему вы не идёте на более высокие должности или сами не требуете?». Вопрос риторический, но весьма симптоматичный. Такая вот своеобразная форма выражения признательности.

Так в чём же феномен блога Севды Исмайыллы? Попробуем разобраться.

Начну, на мой взгляд, с главного. Севда ханум всегда остаётся открытой, искренней, доверительной, что невольно располагает к взаимности. Вот она радуется, что наступил её любимый месяц май, «женщина, подвешенная к маю», шутливо говорит она о себе. Вот рассказывает как села в маршрутный автобус (65-й?), как едет по знакомым улицам, с которыми так много связано, огорчается, когда не узнаёт свой родной город. Вот признаётся, «я в депрессии», так случилось, сначала заплакала, узнав о гибели офицера Васифа Садыгова, потом пришла печальная весть, автобус сбил искусствоведа, всеми любимую, Лейлу Ахундзаде, потом ужаснулась беспомощности и безденежью, попавшей в больницу актрисы Лютфии Сафаровой, невольно вспомнила горькие строки прекрасного, но такого неприкаянного, поэта Адиля Мирсеида (Evim yox, işim yox, ağzımda dişim yox, Sənin nəyin çatmır atəşböcəyi), решила, что наступил конец «сезона надежды», и читатели блога дружно бросаются её поддерживать.

Далее, женщина, женское. Мужчина и искренность, мужчина и доверительность, как-то не очень вяжутся. Возможно, это мои стереотипы, возможно, со временем, это изменится. Но один из секретов обаяния блога Севды Исмайыллы, именно в женской ауре. При этом, речь идёт о конкретной азербайджанской женщине. Я не имею в виду ту пресловутую азербайджанскую «ментальность», в разговорах о которой торчат «уши» азербайджанского мужского шовинизма. Я имею в виду особую атмосферу своего локального места (локуса) на земле, его цвета, запахи, слова, диалекты, обычаи, поверья, даже женские заморочки, даже женские внесловесные табу, как возможные причины депрессии. Плюс своеобразный манифест-плакат Севды ханум в защиту азербайджанской женщины: «Довольно! Хватит», как желание выйти за установленные пределы, в том числе внутри себя. Плюс протест против прямого и скрытого насилия над азербайджанской женщиной. Всё вместе, и плакат, и манифест, и нерастраченные чувства. Одно нераздельно от другого.

Далее, возможно как продолжение предыдущего, острая эмоциональность, всё через себя, через свои нервы, через свои чувства, но без перехлёстов, без издержек. Предельная сдержанность, даже когда Севда ханум говорит о том, что ей решительно не нравится, например, станция метро «Ичери Шехер», которую она называет «стеклянным сердцем» города. Грусть и печаль для неё предпочтительнее раздражения и злобы. Хотя порой, особенно когда речь идёт о её политических пристрастиях, признаётся, что в плохом обществе приходится кричать. Но сама, вряд ли на это способна.

Далее, пространство памяти, которая впитала в себя множество событий недавнего прошлого. Вместе со всеми она пережила непростые десятилетия прошлого века, когда многие наши надежды оказались порушенными, когда многое в нашей жизни оказалось искорёженным. И память впечатлительной женщины, остро реагирующей на происходящее вокруг, не без грусти предлагает отмечать «День забытых личностей и разрушенных зданий». Прибавлю, и «День несбывшихся надежд».

Далее, перед нами, несомненно, умный собеседник, глубоко укоренённый в национальной истории и национальной культуре. Назову только несколько имён, которые упоминает Севда Исмайыллы: четыре Ахмеда - Агаоглу (публицист), Джавад (поэт), Пепинов (министр АДР), Джафар оглу (лингвист), три шушинца - Джаббар Карягдыоглу, Сейид Шушинский, Хан Шушинский, два Гусейна - Араблинский и Сарабский, одна женщина - Хадиджа ханум Гаибова (первая азербайджанская профессиональная пианистка, репрессированная по личному указанию М.Д. Багирова). И ещё, всем известные, Уз. Гаджибеков, Г. Зардаби, Мирза Джалил, М. Мушфик, В. Мустафаев, А. Гасымов. И не только азербайджанцы, Г. Айги, Б. Пастернак, Г. Маркес. Множество других. И при этом, никакого интеллектуального позёрства. Будто лично всех знает, лично беспокоится о каждом из них. Не случайно, один из читателей, по-видимому, не знакомый с нашими нравами, с нашей бездумной (и безумной) субординацией, предлагает Севде ханум преподавать историю азербайджанского искусства.

При этом, она не человек тусовки, богемной или какой-либо иной, она стремится «обнять» (признаюсь, перевожу с азербайджанского «гуджаглайыр») всех, и судьба двух замёрших от холода рабочих, и «невинного Абдуллы», которого лишили возможности слушать РадиоАзадлыг, её волнует не меньше, чем судьба известного человека.

Далее. Лёгкий, прозрачный язык, свободный, раскованный стиль, напоминающий устную речь. И выразительные, почти метафорические, названия. Приведу только два из них: «Печальный четверг или страх под номером «N», «Без губернатора, без Михаила, без Пионеров, без Вахида… сад Филармонии».

Севда ханум не боится высказываться вопреки распространённому мнению. Таковы, например, её суждения об известном турецком журналисте Мехмете Али Биранте, в связи с его высказываниями о судьбе 100 тысяч армян, нелегально проживающих в Турции. Или её статья о Наримане Нариманове, по поводу политической судьбы которого, схлестнулись двое из читателей. Или явно не популярное мнение о жертвах «чёрного января». Оставляю за собой право вернуться к этим вопросам.

Можно продолжать и продолжать эти «далее», но целое всё равно останется неисчерпаемым. Феномен на то и феномен, что позволяет говорить о себе, раскрывается перед другими, но расколоть его, подобно грецкому ореху, невозможно.

Главное, что есть этот блог, есть круг читателей, который сложился вокруг него, и есть часть нашего общества (далеко, не единственная), которая стремится туда, где «чисто и светло».

P.S. Эти заметки посвящены феномену блога Севды Исмайыллы, остальное вынесено за скобки. Чтобы кратко коснуться «остального», сошлюсь на общеизвестную формулу: «счастье, это когда утром хочется идти на работу, а вечером возвращаться домой». Так просто и так редко. Это в полной мере касается Севды Исмайыллы.

Конечно, все понимают, что если заглянуть за кулисы «дома и на работе», «счастье» рассыплется на составляющие, в которых много мучительного, разрывающего душу и тело, где временами невозможно избежать депрессии, и едва ли из подобных составляющих можно вновь воссоздать неприступное «счастье». Но, во всех случаях, со счастьем или без счастья, с депрессией, или без депрессии, главное, что вновь хочется на работу, и вечером возвращаться домой. Думаю, Севда ханум со мной согласится. И подтвердит, что это и о ней.

Статья отражает личное мнение автора

Şərhləri göstər

XS
SM
MD
LG