Keçid linkləri

2016, 07 Dekabr, çərşənbə, Bakı vaxtı 00:00

Политзаключенные в Азербайджане


Директор института Мира и Демократии Лейла Юнус

Директор института Мира и Демократии Лейла Юнус

Десять лет спустя после вступления в Совет Европы в Азербайджане все еще остаются политические заключенные. Некоторые из них были лишены свободы еще тогда. Страну, взявшую на себя обязательство освободить всех политзаключенных еще десять лет назад, все еще критикуют за аресты по политическим мотивам, в том числе и новые.

Азербайджанские правозащитные организации все еще не могут прийти к общему мнению относительно числа политзаключенных. Так, в списке Федерации прав человека 58 политзаключенных, а в списке Мониторинговой группы правозащитных организаций - только 22. Когда Азербайджан стал членом Совета Европы, в списках правозащитных организаций насчитывалось 714 политзеков.

Директор Института Мира и Демократии Лейла Юнус из тех, кто поддерживает список из 58 человек. По ее словам, более двадцати заключенных из этого списка остались еще с тех пор, когда представителем СЕ Жоржем Клерфайтом был представлен первый список. А остальные заключенные в списке Юнус - были арестованы по политическим соображениям уже после вступления в Совет Европы:

- Там в основном получившие пожизненные сроки и 15 лет. Остальные арестованы позднее. Среди них Руслан Баширли, Натиг Эфендиев, Эйнулла Фатуллаев, Есть еще и блогеры и они не совершали никаких преступлений.

Член Мониторинговой группы правозащитных организаций Саида Годжаманлы, которая поддерживает более скромный список,
Саида Годжаманлы
говорит, что последние политические аресты, в частности журналистов и блогеров, нашли свое отражение и в их списке. Но они, в отличие от Федерации правозащитников, говорит Годжаманлы, не включили в свой список имена людей, не имеющих отношения к политике. Поэтому, утверждает правозащитница, ее Мониторинговая группа не считает их политзаключенными, и не включила их в свой список:

- Например, среди них есть те, кто взрывали метро и другие такие заключенные. Наша группа не классифицирует их как политзаключенных и поэтому не включила их в список. Мы оставили в списке только 22 человека, которые отвечают критериям политического заключенного».

Саида Годжаманлы говорит, что они положительно оценивают освобождение некоторых политзаключенных, однако пребывание в тюрьме молодых блогеров и главного редактора газеты их беспокоит.

В последнем отчете Государственного департамента США также отмечено, что в Азербайджане находится от 23 до 45 политзаключенных.

Муса Гулиев
Однако власти Азербайджана отрицают не только списки, а существование арестов по политическим мотивам вообще. Член политического совета Партии «Ени Азербайджан» (ПЕА), депутат Муса Гулиев говорит, что все, кого некоторые НПО считают политзаключенными, арестованы за конкретные действия. По его мнению, группа людей, составляя списки, которые называют списками политзаключенных, освоили профессию добывания грантов и таким образом решают свои бытовые проблемы. Депутат обвиняет правозащитников в превращении вопроса политзаключенных в бизнес. Лучший способ доказать что-то, считает Гулиев, обратиться в суд и предлагает всем правозащитникам вывести дела которые они считают политическими в Европейский суд по правам человека.

«Только после решения Европейского суда, если он установит, что никакого преступления эти люди не совершали, говорит представитель правящей партии, можно согласиться с мыслью о существовании в Азербайджане политзаключенных», - считает депутат от правящей партии. Однако убедить правительство Азербайджана освободить политзаключенного Эйнуллу Фатуллаева не удалось пока и Европейскому суду по правам человека.

Его коллега, главный редактор газеты «Азадлыг» Ганимет Захид, который вышел на свободу в марте этого года, говорит, что
Ганимат Захид
правозащитникам не плохо бы прийти к консенсусу по вопросу политзаключенных. Однако он не считает катастрофой и отсутствие оного.

Как показывает опыт, рассказывает бывший узник, разница между политическими и обычными заключенными гораздо яснее видна внутри тюремных стен. К политическим, по словам редактора, отношение особое – как со стороны тюремного руководства, так и со стороны других:

- Невиновность этих людей известна с самого начала каждому. Они знают, что эти люди арестованы не за преступления, в которых их обвиняют. Или что арест этих людей не имеет ничего общего с тем, что ему инкриминируют.

Ганимет Захид считает наличие политзаключенных в стране результатом репрессивной политики правительства страны. Что же касается отрицания правительством фактов политических арестов, главный редактор считает это вполне понятным и объяснимым:

- Я вовсе не ждал того, чтобы какой-то представитель властей признал существование репрессий в Азербайджане по политическим мотивам. В таком случае либо этот человек не должен работать с властями, либо власти перестанут с ним сотрудничать. Именно поэтому я считаю это заявление вполне естественным».

Ганимет Захид считает, что международное сообщество должно ужесточить свое отношение странам, в которых все еще практикуются тюремные санкции против политических оппонентов и политически ангажированные суды наказывают невиновных. Тогда, по его мнению, невиновные не останутся за решеткой.

Статья подготовлена в рамках проекта «Кавказский Перекресток»
XS
SM
MD
LG