Keçid linkləri

logo-print
2016, 04 Dekabr, bazar, Bakı vaxtı 18:32
Прочитал весьма интересную «Кончину слова» Агалара Мамедова, которого с приятным удивлением впервые открыл для себя. Автор безусловно прав во многих своих наблюдениях и выводах. Однако, кое с какими мыслями автора хотелось бы поспорить.

Действительно, «в последнее время стали меньше говорить на улице, в общественном транспорте, даже споров стало меньше, зато стало больше убийств и самоубийств». К этому перечню добавлю, что меньше стало и драк без поножовщины. Или они просто не регистрируются?

Агалар Мамедов, конечно, прав и в том, что переговоры по Карабаху безрезультатны потому, что между сторонами фактически закончились слова.

Он конечно, прав и в том, что «это означает, что слова теряют свою силу, функцию, способность влиять и изменять». Да, слова девальвировались, потеряли цену. Однако наблюдаемое автором и нами уменьшение интереса к поэзии, философии, толстым романам, вообще чтению книг вовсе не означает конец слова в азербайджанской среде, как считает уважаемый Агалар Мамедов. Меньше стали философствовать, больше говорить о закупочных и продажных ценах, работе и подрядах, заказчиках и клиентах,
Уменьшение интереса к поэзии, философии, толстым романам, вообще чтению книг вовсе не означает конец слова в азербайджанской среде
заработках и расходах, прибылях и убытках. И хотя не только до совершенства, до нормы еще очень далеко, это то, о чем мечтали тридцать-тридцать пять назад, в советское время. Процесс пусть и медленно, несмотря на механизмы торможения, идет! Отчасти и в этом спасение, хотя ностальгия интеллигентного человека по интересу к поэзии и философии понятна.

ПРОРОК И ПРЕЗИДЕНТ

Да, автор прав в том, что сегодня есть самые разные, лживые и правдивые слова, однако «идеологически-акциологического слова нет».

Автор спрашивает, почему внимания общества больше привлечет изобличение какой-то лжи про пророка Мухаммеда, чем про главу государства? Думаю, это риторический вопрос, потому что ответ очевиден. С главой государства, говоря словами автора же, «Всем все ясно», «народ ждет от Него и этого». Тогда как с пророком Мухаммедом ожидания народа далеко не такие. Более того, прямо противоположные. И как хорошо, что это так. Значит, осталось что-то святое у задавленных, запуганных, обманутых и развращенных людей. Что-то хорошее осталось…

Мне удивительна мысль умного и эрудированного, и судя по всему, искреннего, без рисовки человека, который делает вывод, что «слово уже должно понять свой конец» только на основании того, что лично он «хотел бы рассматривать карикатуры больше, чем читать газеты». Точно такое желание испытывают и счастливо реализуют его многие сотни миллионов, если не больше, умных и не очень людей, - в том числе и я, - людей во всем мире. Повсюду комиксы пользуются большей популярностью, чем сочинения Аристотеля, Спинозы, Вебера, не говоря уже о Сухраварди, Насими, Туси, Бахманъяра. И что, в этих странах тоже прикажете слову умирать?

Конечно, же автор прав в том, что есть большая необходимость в «агрессивных молодых людях». Однако не понимаю автора, когда он говорит, что «они, как назло, один за другим берут перо и втягиваются в писательство, словно все наши проблемы можно решить пером». А чем прикажете?

ПОЛИТИКИ И АВТОРЫ

Слово во все времена было и раздражителем, и утешителем, и компенсатором борьбы и жизни. Лично я не вижу ничего неправильного или унизительного в том, что Али Керимли, начал писать в газету «Азадлыг» и Washington Post, или Иса Гамбар ведет блог. Если вести блог позволительно политику такого ранга, как президент России Медведев, то чем плохо, когда пишут лидеры
Слово во все времена было и раздражителем, и утешителем, и компенсатором борьбы и жизни
оппозиционных, загнанных в угол партий? Тем более, что у них получается. Кроме того, оба начинали свою политическую карьеру с авторства - А.Керимли в газете «Азадлыг», И.Гамбар в азербайджанском Самиздате. Плохо, конечно, если они найдут компенсацию своим политическим амбициям в писательской деятельности. Однако предлагать слову замолкнуть?! Это напомнило мне предложение Лалы Шовкет заморозить деятельность политических партий.

Вообще, принципиально не согласен, когда кто-то говорит, что власть плоха, оппозиция тоже плоха, интеллигенция тоже, да и народ не оправдал надежд. Это я и сам знаю, тем более, что такая позиция имеет тенденцию к распространению. А кто ж хорош? Легко догадаться методом исключения. Вы мне пути выхода из положения укажите.

ЛЕГКО И ТРУДНО

Во многом я согласен с Агаларом Мамедовым и даже восхищен его наблюдениями, анализом, самой постановкой вопроса. Однако, даже соглашаясь с автором, не возьмусь, в отличие от него, советовать молодежи, какая у нее должна быть позиция. Советовать легко. Писать негодующие статьи тоже. Хорошие статьи, вроде «Кончины слова», конечно, уже потруднее. Во всяком случае, написать даже такую хорошую намного легче и безопаснее, чем, скажем, бросать «коктейли Молотова» и стрелять из автомата Калашникова.

Да, конечно, «не все можно сделать словом», особенно когда «перед вами глухой, он не услышит вас, даже если будете надрываться от крика». Тем не менее, призыв «пора замолкнуть!..» уважаемого Агалара Мамедова лично я понимаю, как «пора пока замолкнуть!..». Хотя бы потому, что никакие действия и перемены, о которых мечтают вкупе задавленными коррупционной системой и страдающими людьми, все те, кто не растерял совесть и честь, не променял их на растительную жизнь, комфортабельные квартиры, презентабельные офисы, респектабельные автомобили и гламурные презентации, немыслимы без слова. Ибо вначале было Слово!

Точка зрения, изложенная в статье, является личным мнением автора

Şərhləri göstər

XS
SM
MD
LG