Keçid linkləri

2016, 09 Dekabr, Cümə, Bakı vaxtı 18:02

В еженедельном приложении норвежской газеты «Dagbladet» опубликован пространный репортаж про Азербайджан. Автор Ранвейг Корнелиуссен рассказывает про историю азербайджанской нефтяной промышленности, «контракты века», вынужденных переселенцев из Карабаха, коррупцию в стране, ситуацию со свободой слова и правами человека.


Один из основных вопросов, затрагиваемых в материале – взаимосвязь между нефтяными интересами зарубежных стран и проблемами прав человека и демократии в Азербайджане.

БЛОГГЕРОВ СУДИЛИ НЕСПРАВЕДЛИВО

Летом прошлого года два блогера Аднан Гаджизаде и Эмин Милли подверглись нападению и были избиты, когда сидели в кафе.
Осужденные Эмин Милли и Аднан Гаджизаде
Однако, когда они обратились в полицию, дело кончилось арестом блогеров. В настоящее время они лишены свободы за хулиганство на 2 и 2,5 года соответственно.

Арест молодых людей произошел через две недели после того, как на YouTube был размещен изготовленный ими видеоролик. На нем Аднан в обличье осла критикует власть. В то время распространилась информация, что власти закупили в Германии двух ослов стоимость 300 000 крон каждый, а блогеры посчитали, что это способ незаконного присвоения денег властями.

Различные правоохранительные организации мира считают, что суд блогеров проводился несправедливо и молодые люди должны быть освобождены.

Даже Государственный секретарь США Хилари Клинтон поднимала этот вопрос. А когда посол Норвегии в Азербайджане запротестовал, что «арест блогеров - это сильный удар по свободе слова и строительству справедливой судебной системы в стране», официальный Баку сделал предупреждение ему самому.

Аднан и Эмин все еще в заключении. Власть встревожена происходящим в сетях Facebook и Twitter, в блогосфере. Власть, которой в основном удалось взять под контроль средства массовой информации и журналистов страны, не может справиться с этими новыми медийными каналами.

Правозащитница Раксана Мамедова говорит:

«Да, некоторые страны критикуют Азербайджан, однако эта критика безрезультатна.

ПОКА НА ВЛАСТЬ НЕ НАДАВЯТ…

…ощутимо, так и будет продолжаться. В настоящее время два газетных редактора в заключении. В стране нет свободы слова, а народ боится критиковать власть, потому что давлению подвергаются не только критикующие, но и члены их семей».

Как ни безвыходно выглядит такое положение, Раксана Мамедова считает, что пока есть такая смелая молодежь, все не так безнадежно.

Что же касается Statoil, она не считает, что компания может найти в себе смелость критиковать правительство:

«Не стоит и ждать этого от нее».

Наоборот, журналистка и правозащитница Мелахет Гасанова, которая живет в Нахчыване и в прошлом году получила премию «Рафто», ждет от Statoil именно такой позиции. Она говорит, что «своим молчанием Statoil легитимизирует насилие азербайджанского руководства против своего народа и считает, что компания должна поддерживать демократию и права человека».

МОЛЧАТЬ - СПОСОБСТВОВАТЬ

«Если нет тесных связей и знакомств с представителями режима в Азербайджане, невозможно построить бизнес», говорит Беата Экелёве-Слидал, сотрудница Amnesty International.

В Amnesty нет сведений о том, чтобы Statoil сама нарушала права человека. Однако Экелёве-Слидал подвергает критике то, что компания не осмеливается говорить открыто о нарушениях закона.

«Молчание в такой ситуации что-то вроде пособничества. Statoil обладает экономической мощью, что можно было бы использовать в поддержку демократии».

Норвежский Хельсинкский комитет также считает, что Statoil, действующая в Азербайджане, уклоняется от своей общественной ответственности. Для того, чтобы не допустить это, Хельсинкский комитет выработал ряд конкретных предложений.

«ИНОГДА НАДО ПРОТЕСТОВАТЬ»

Размещение рекламы и объявлений не только в правительственных, но и оппозиционных газетах, помощь правозащитным
Берит Линдеман
организациям, организация бесплатной юридической помощи.

Глава информационной службы Хельсинкского комитета Берит Линдеман, инициатор выдвижения предложений, говорит:

«Кроме этого, когда в стране грубо нарушаются права человека, Statoil должна найти в себе смелость сказать, что такие события ей не по нраву. Ведь строительство правового государства в первую очередь в интересах самой нефтяной компании. Здесь не идет речь о вмешательстве в политику. Согласитесь, что если компания работает с каким-то правительством, совместно зарабатывает деньги, и это правительство бросает в тюрьму молодых людей за блоги, преследует журналистов, иногда надо протестовать…»

STATOIL НЕ СОГЛАСНА С КРИТИКОЙ


Руководитель отделением Statoil в Азербайджане, улыбчивый и разговорчивый Кристиан Хаускен не согласен с критикой.

Глава Statoil-Azerbaijan Кристиан Хауксен
Ответственное лицо отдела по связям с общественностью Баиба Рубеса говорит о приходе Statoil в Азербайджан, деятельности компании на различных нефтяных и газовых месторождениях, трубопроводе Баку-Тбилиси-Джейхан, которым Statoil владеет совместно с ВР:

«Однако наши обязательства перед Азербайджаном в первую очередь связаны с нашей экономической деятельностью. Наша профессиональная, с использованием новейших технологий и рациональная эксплуатация нефтяных и газовых месторождений приносит этой стране пользу».

Хаускен подчеркивает, что деятельность Statoil в Азербайджане ничем не отличается от деятельности в других странах – она прозрачна в экономическом плане и чиста морально. Он говорит, что у компании есть свой комитет, который обсуждает существующие экономические проблемы. Этот комитет уделяет внимание и вопросам правам человека. Однако Хаускен говорит:

«В этих вопросах у каждого своя роль. Мы делаем свое дело. В связи с коррупцией и правами человека наша задача состоит в том, чтобы соблюдать существующие правила. Проблемы соблюдение правил в более широком диапазоне – дело политиков, международных структур, наций и идеалистических организаций».

МЫ ВНЕ ПОЛИТИКИ

Он разваливается в кресле. Не в первый раз Statoil подвергается критике:

«Во-первых, мы не размещаем рекламу в газетах. Размещаем свои объявления в самых больших газетах и Интернете, когда ищем рабочую силу, потому что считаем, что там нас прочитает больше народу», - говорит он и добавляет:

«Мы не вмешиваемся в политику, в то же время уверены, в основе всей нашей деятельности стоит правильная позиция по правам человека. Прошу вас понять нас, что проводить обсуждения с властями на политические темы - не наше дело».

- А что будет, если выскажете критические суждения?

- Я не хотел бы строить предположения на эту тему.

ТРУДНОСТИ СТРАНЫ

- Возможно, трудностей здесь меньше, чем вы думаете. Уверен, что наше присутствие здесь приносит благосостояние этой стране. По-моему, это на пользу большинству народа и оно считает, что наше присутствие здесь правильно. Если бы не иностранные фирмы, нефтяные месторождения не были бы пущены в эксплуатацию так быстро, так оптимально, так экологически чисто.

- Деньги, которые вы приносите Азербайджану, в основном достаются президентской семье. Что вы об этом думаете?

- Не хочу открывать дебаты вокруг того, кому сколько достается, хотя бы потому, что не знаю. Однако знаю, что исходящие от нас и входящие в государственные структуры финансовые потоки полностью прозрачны. Во всех странах, где работаем, мы обнародуем объем инвестиций, наши доходы и налоговые выплаты. Эти цифры полностью под контролем общественных организаций.

ВСТАТЬ! СУД ИДЕТ!

По информации норвежской государственной организации Land Info, одной из самых больших проблем Азербайджана является судебная система.

Коррупция есть во всех сферах общества, широко распространены покупка должностей и взяточничество. В сфере здравоохранения, которая формально считается бесплатной, также существуют незаконная оплата услуг. Судьи назначаются президентом. Считается, что люди, которые подверглись насилию, редко обращаются в правоохранительные органы, так как не доверяют им. Обычно явление, когда дорожная полиция в любой момент останавливает машину и требует штраф у водителя.

Несмотря на все это, Statoil считает, что можно заниматься бизнесом в Азербайджане, не соприкасаясь с коррупцией.

- Могу полностью заверить вас в этом, - говорит Кристиан Хаускен, - однако сказанное не значит, что в стране нет коррупции, или мы не сталкиваемся с коррупцией регулярно. Нет, просто в таких случаях мы не даем взятки. Наш опыт показывает, что можно работать и без взяток. Мы это делаем целенаправленно и уверены, что и дальше сможет обойтись без взяток.

И наконец, на мой последний вопрос «Портится ли Ваше настроение, как частного лица, когда сталкиваетесь с взяточничеством?», К.Хаускен ответил со смехом:

«Возможно, единственное место, когда лично я сталкиваюсь с коррупцией, это дорога, когда дорожная полиция останавливает машину. Однако несомненно, что для местного населения это намного большая проблема, чем для меня. Для меня это всего только источник некоторого раздражения. И бессонницы из-за этого у меня не бывает».

Şərhləri göstər

XS
SM
MD
LG