Keçid linkləri

2016, 08 Dekabr, Cümə axşamı, Bakı vaxtı 22:41

Еще раз о презумпции невиновности в газете The Washington Post


Ханлар Аликперов

Ханлар Аликперов

9 марта с.г. на сайте «Азадлыг на русском» был опубликован мой отклик на статью Эндрю Хиггинса в газете The Washington Post от 5 марта 2010 г., которая вызвала широкую читательскую дискуссию. Достаточно отметить, что за 11 дней поступило свыше 250 откликов на данную статью, в которых одни поддерживают меня, другие «со всей пролетарской ненавистью клеймят позором, а третьи -… но они не в счет. Отклик был адресован тем, кому дороги интересы Отечества и ко-торые обладают чувством такта в заочном общении с оппонентом.

В своих откликах респонденты поставили передо мной достаточно много вопросов. Сперва я пытался ответить каждому из них по отдельности. Но потом понял, что это физически невозможно. Поэтому обобщив все отклики (естественно, без учета, тех, в которых аргументы подменены пошлостью), я вывел три проблемы, вокруг которых идет достаточно интересная полемика, причем, порой между самими респондентами. Суть этих вопросов сводится к следующему:

1. Носит ли статья Эндрю Хиггинса в газете The Washington Post от 5 марта 2010 г. заказной характер?

2. Имеется ли причинная связь между публикацией в The Washington Post ста-тьи Эндрю Хиггинса, с одной стороны, и принятым 4 марта 2010 г. в Комитете по международным делам палаты представителей Конгресса США резолюции по так называемому «геноциду армян», а также распространенным 11 марта 2010 г. Госдепартаментом США ежегодным отчетом о состоянии прав человека в мире, с другой стороны?

3. Нарушают ли права и охраняемые законом интересы Президента Азербайджанской Республики И.Г. Алиева сведения, приведенные Э. Хиггинсом в его статье, и если да, то какие именно и какова их юридическая оценка?

В поисках ответа на поставленные вопросы я обратился к тексту Конституции США, Всеобщей декларации прав человека, Международного пакта о граждан-ских и политических правах и к Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Проведенный в рамках поставленных вопросов комплексный анализ политико-правовых, литературно-лексических, логико-публицистических и социально-психологических аспектов содержания данной статьи, с учетом международно-правовых стандартов в области прав человека и гражданина, а также Конститу-ции США позволяет сделать следующие выводы:

1. Носит ли статья заказной характер?

Прежде всего надо отметить, что опубликованная 5 марта 2010 г. в газете The Washington Post статья журналиста Эндрю Хиггинса под заголовком «Трое детей Алиева в Дубае купили недвижи-мость на 75 млн. долларов», объемом 01 печатный лист, по жанру относится к разряду так называемого «репортерского расследования».

Структурно она состоит из трех блоков, имеющих общий замысел, но линейно не коррелирующих между собой, в силу чего ее нельзя рассматривать как целостное литературно-публицистическое произведение, гармонично сочетающее в себе форму и содержание.

Вольный стиль текста, демонстративно-игривая манера изложения и упрощенная словесная конструкция публикации дают основание для вывода, что статья г-на Э. Хиггинса адресована, прежде всего, обывательской аудитории.
В анализируемой публикации автор пытается убедить читателей в своей непредвзятости в процессе изложения результатов журналистского расследования.

Однако, в противовес этому Э. Хиггинс, прибегая к приемам вульгарной софистики, в тексте статьи методично пытается подсознательно внушить читателю, что «в Азербайджане правящая элита и их дети обогащаются за счет налогоплательщиков, а накопленное богатство прячет за рубежом».

Об этом свидетельствуют тональность, логико-психологические особенности текста публикации, в том числе избыточное использование в ней сарказма и иро-нии, направленные на высмеивание и дискредитацию персонажей своего проекта. Так, словесная композиция статьи скомпонована таким образом, что в ней изна-чально заложена авторская идея а priori внушить читателю мысль о том, что все эти особняки куплены непосредственно Президентом Азербайджанской Респуб-лики, причем, с акцентом на сомнительность финансовых источников их приоб-ретения.

Помимо этого Эндрю Хиггинс, посредством массированного психологического давления на читателей, настойчивого навязывания им своей версии с применением методов софистики и психологических приемов дистанционного внушения, существенно ограничил информационные предпосылки формирования у респондентов адекватного фактическим обстоятельствам представления об анализируемой сделке и источниках финансирования, использованных при приобретении недвижимости в Дубае.

Статья изобилует коллизиями, многочисленными пробелами и другими по-грешностями, что указывает, с одной стороны, на уровень профессионализма ее автора, а с другой - на крайне ограниченный срок (цейтнот), отпущенный на ее подготовку.

В частности, на это указывают:

- низкая читабельность, ограниченный запас слов и выражений, неотшлифованность многих предложений, использованных в статье;
- отсутствие в ней заслуживающей доверия информации о ряде важных деталях, связанных с куплей-продажей особняков в Дубае;
- смешивание разрозненных сведений и преподнесение их читателю в качестве неопровержимого доказательства авторской позиции;
- вольная интерпретация результатов опроса отдельных граждан, в том числе участников анализируемой автором сделки о купле-продаже искомого недвижи-мого имущества в Дубае;
- ссылки на высказывания политических оппонентов И.Г. Алиева для доказа-тельства истинности своей позиции и т.д.

При этом указанные недостатки не являются следствием некачественного перевода статьи Э. Хиггинса на русский азербайджанский языки, так как дополнительно осуществленные переводы также подтвердили их аутентичность.

Совокупность приведенных выше пробелов и коллизий, как и ряда других не менее существенных недостатков, допущенных Э. Хиггинсом при подготовке анализируемой статьи, на мой взгляд, свидетельствует о ее заказном характере, а также о тенденциозности и предвзятости автора.

2. Есть ли причинная связь между датой публикации в The Washington Post статьи Э. Хиггинса, с одной стороны, и принятием 4 марта 2010 г. в комитете по международным делам палаты представителей Конгресса США резолюции по так называемому «геноциду армян», а также распространенным 11 марта 2010 г. Госдепартаментом США ежегодным отчетом о состоянии прав человека в мире, с другой стороны?

Дать однозначный ответ на данный вопрос я затрудняюсь, так как не располагаю для этого достаточной информацией соответствующего характера. Вместе с тем, исходя из концептуального ядра и тональности статьи, опубликованной в The Washington Post, и крайне жестких комментариев, обобщающих оценок в преувеличенных формах и выражениях, использованных в тексте ежегодного от-чета Госдепартамента США о состоянии прав человека в мире применительно к Азербайджану, можно сделать вывод, что они в своей совокупности являются разновидностью завуалированного давления, направленного на принуждение объекта критики к принятию им определенных решений политического, экономического или же геополитического характера.

3. Не нарушают ли права и законом интересы Президента Азербайджанской Республики И.Г. Алиева сведения, приведенные Э. Хиггинсом в своей статье, и если да, то какие именно и какова их юридическая оценка?

Рассмотрев данный вопрос сквозь призму международно-правовых стандартов в области прав человека и гражданина, полагаю, что Эндрю Хиггинс в своей ста-тье в The Washington Post от 5 марта 2010 г., грубо нарушив общепризнанную презумпцию невиновности, необоснованно обвинил Президента Азербайджанской Республики в укрытии за рубежом части своего состояния и тем самым произвольно посягнул на его честь и репутацию.

Этот вывод базируется на системном анализе рассматриваемой статьи и сведений, приведенных в ней.

Первое. Автор статьи утверждает, что «случай покупки недвижимости в Дубае, о которой не сообщалось ранее, может стать редким и конкретным примером, дающим представление о том, сколько денег накопила правящая элита Азербайджана, и как часть этого богатства спрятана за рубежом».

Следует отметить, что родовое понятие «правящая элита Азербайджана», использованное автором в своей публикации, несомненно, охватывает как Президента Азербайджана, так и других представителей высшего политического руководства страны. Однако, принимая во внимание, что в приведенном выше абзаце перед словосочетанием «правящая элита Азербайджана» использовано умозаключение автора о том, что «случай покупки недвижимости в Дубае» и учитывая, что в статье акцент делается на источники средств, использованных для приобретения детьми И. Алиева недвижимости за рубежом, то становится очевидным, что в данном контексте под термином «правящая элита Азербайджана» Э. Хиггинс подразумевает непосредственно нынешнего Президента Азербайджанской Республики.

Второе. В начале статьи автор информирует читателей о том, что в 2008-2009 гг. дети Президента Азербайджанской Республики приобрели в Дубае особняки и официально оформили их на свое имя. При этом в качестве доказательства совершения этой сделки именно со стороны детей И. Алиева он ссылается на официальные документы Департамента земель Дубая.

Иными словами, сам факт прозрачности заключенной сделки по купле-продаже и надлежащее ее юридическое оформление за рубежом со стороны детей Президента Азербайджанской Республики признает и Эндрю Хиггинс.

В этой связи остается совершенно непонятным, о каком конкретно «спрятанном» Президентом Азербайджанской Республики за рубежом богатстве идет речь в его статье?

Между тем, исходя из нарицательного характера понятия «спрятал», его неодобрительного этимологического смысла («помещать в скрытое или неизвестное другим место», «укрыть от опасности» и т.д.), считаю, что, применяя в своей статье именно этот термин, автор преследовал конкретную цель: сформировать у читателя негативное мнение о личности Президента Азербайджанской Республики И.Г. Алиева.

Третье. В своей статье Эндрю Хиггинс признается, что двое из трех детей И. Алиева являются совершеннолетними, а старшая дочь - Лейла Алиева замужем и вместе с мужем имеет совместный бизнес. Как видно из содержания статьи, эту мысль автора подтвердил в телефонном разговоре с ним и муж Лейлы Алиевой - Эмин Агаларов. Он также не отрицает того факта, что «…у некоторых членов семьи президента есть деньги. Старшая дочь президента Лейла - вышла замуж за Эмина Агаларова. Его отец - богатый российский бизнесмен, а также родственники первой леди Мехрибан Алиевой имеют прибыльные бизнес-интересы в Азербайджане».

Однако при этом г-н Хиггинс обходит молчанием тот факт, что до прихода в политику нынешний Президент Азербайджана занимался крупным бизнесом как в Москве, так и в Стамбуле, который сегодня сохраняется и управляется его близкими родственниками, что приносит существенные доходы семье Ильхама Алиева.

Эти, как и другие лакуны, содержащиеся в статье, свидетельствуют о предвзятости автора и его стремлении навязать читателям версию о криминальном происхождения средств, выплаченных за недвижимое имущество в Дубае.

Исходя из вышеизложенного, я пришел к следующим обобщающим выводам, которые представляю на суд читателей.

1. Статья Э. Хиггинса «Трое детей Алиева в Дубае купили недвижимость на 75 млн. долларов» (на самом деле, статья называется по-другому - ред.) , опубликованная 5 марта 2010 г. в газете The Washington Post, носит заказной характер и нацелена на дискредитацию Президента Азербайджанской Республики И.Г. Алиева перед мировым сообществом.

2. Исходя из концептуального ядра и тональности статьи, опубликованной в The Washington Post 5 марта 2010 г., крайне жестких оценок и комментарий, использованных в ежегодном отчете Госдепартамента США о состоянии прав человека в мире, в той части, которая посвящена оценке данного вопроса в Азербайджане, можно прийти к выводу, что они в своей совокупности являются очередным звеном в длинной цепи завуалированной формы давления, оказываемые в последнее время США на руководство Азербайджанской Республики с целью склонения его к принятию определенных решений политического, экономического или же геополитического характера.

3. Утверждение Эндрю Хиггинса о том, что «часть накопленного правящей элитой Азербайджана богатства спрятана за рубежом», содержащееся в его статье «Трое детей Алиева в Дубае купили недвижимость на 75 млн. долларов», опубликованной 5 марта 2010 г. в газете The Washington Post, не подкреплено никакими юридическими доказательствами, в силу чего не только произвольно попирает честь и репутацию Президента Азербайджанской Республики И.Г. Алиева, нарушает общепризнанную презумпцию невиновности, закрепленную в ч. 1 ст. 11 и в ст. 12 Всеобщей декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г., в ч. 2 ст. 14 и ч. 1 ст.17 Международного пакта о граж-данских и политических правах, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 16 де-кабря 1966 г. и в ч. 2 ст. 6 и ч.1 ст. 7 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, принятой Советом Европы 4 ноября 1950 г., но и содержит в себе признаки деяния, квалифицируемого в праве как клевета с отягчающими обстоятельствами, то есть распространение в средствах массовой информации заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство личности, соединенное с обвинением в совершении тяжкого преступления.

4. Распространяя клеветнические измышления о Президенте Азербайджанской Республики посредством газеты The Washington Post, Эндрю Хиггинс нарушил не только общепризнанные международно-правовые акты в сфере охраны прав человека и гражданина, но и статьи IV, V и ХI поправок к Конституции США, гарантирующие каждому охрану от произвольного посягательства на его права и свободы.

5. На основании перечисленных выше общепризнанных международно-правовых актов, Ильхам Гейдар оглу Алиев имеет право обратиться в соответствующий суд США с требованием публичного принесения ему извинений со стороны газеты The Washington Post и компенсации морального ущерба, причиненного ему статьей Э. Хиггинса, опубликованной на ее страницах 5 марта 2010 г.

Ханлар Аликперов, доктор юридических наук, профессор

XS
SM
MD
LG