Keçid linkləri

2016, 09 Dekabr, Cümə, Bakı vaxtı 04:29

Письма из Киева: признать ошибку


Карта и символы Голодомора 1933 года, Львов, 4 февраля 2010 года

Карта и символы Голодомора 1933 года, Львов, 4 февраля 2010 года

Как-то абсолютно не думалось, что люди в 21-м веке все еще готовы убивать друг друга. И причем готовы делать это яростно.

Гуляя по просторам всемирного Интернет пространства я пробежала глазами по блогу об американской «Ярмарке Тщеславия», который охарактеризовал недавний визит Байдена в Израиль. В блоге было отмечено, что, наконец, появились какие-то изменения в американо-израильских отношениях. Естественно было замечено, что в этот раз США не поддерживает запланированные 250 новых поселений в секторе Газа.

Часто читая что-то более ли менее противоречивое, хорошо написанное или же действительно резонное, я как и многие пользователи социальных сетей, вывешиваю такие статье на своей стене на Facebook. Всего одним легким движением пальца я вывесила блог-коммент… ЧТО тут началось!

У меня, наверное, больше друзей-евреев, нежели мусульман. Евреи есть и израильские, служившие в спецназе, а есть и американские (не нюхавшие пороха). Самое интересное, что, обсуждая политику Израиля, самих израильтян я всегда находила более резонными. После публикации блога на стене в Facebook, я получила комментарий от еврейского знакомого в Штатах (причем парень не знает иврита, да и в Израиле даже не был). Он обвинил в меня в том, что я против Израиля (т.к. все, что хоть намекает на легкую критику Израиля, почему-то сразу воспринимается как попытка стереть Израиль с лица земли). На его комментарий мой палестинский друг ответил весьма резко! И понеслось…

Я поняла, что люди еще вполне готовы убивать друг друга. При чем именно те, что ни пистолета в руках не держали, ни танка
Люди еще вполне готовы убивать друг друга. При чем именно те, что ни пистолета в руках не держали, ни танка настоящего не видели
настоящего не видели (я дочь военного и выросла, играясь учебными гранатами, и по поводу оружия и боевых действий особых иллюзий не испытываю).

Тут мой еврейский друг спросил, почему я не пишу о беспорядках на Кубе и в Судане. На что я ответила, что мне хватает русских соседей. Ведь Россия так и не нашла в себе сил признать геноцид 1933 года. Для нас, украинцев, это тот факт, который никогда не будет подвергаться вопросу. Можно уничтожить архивы или ограничить доступ к ним, но нельзя забыть. Семейные истории не перестают пересказываться из поколения в поколение. Правда непомерно живуча. Можно спорить о цифрах – сколько все же умерло, но факты говорят сами за семя.

Егор Гайдар в своей последней книге (которая, скорее всего, укоротила ему жизнь) «Развал Империи» писал о том, что что-то случилось с сельским хозяйством с 1928 по 1938 годы, что привело к падению производительности в сельском хозяйстве на ¼. Интересно что? И можно ли этими данными косвенно подтвердить самые страшные цифры геноцида? Но даже не так страшно, что многие не хотят признать откровенные ошибки прошлого. Страшно то, что люди все еще готовы друг друга убивать, то ли по религиозным, то ли по политическим мотивам.

Перепалка на блоге окончилась победой более интеллектуальных над менее интеллектуальными. У меня, наконец, дотянулись руки прочесть книгу диалогов с Шимоном Пересом, который в конце своей политической карьеры признал то, что (на тот момент) верил только лишь в мирное разрешение израильско-палестинского конфликта. Был бы еще жив Сталин, может, и признал, что был не прав. Ведь даже его дочь бежала от злобной политической машины созданной ее отцом. А как показывает история, у менее сильных личностей открыто признать ошибки прошлого с достоинством не получается.

Точка зрения, изложенная в статье, является личным мнением автора

Şərhləri göstər

XS
SM
MD
LG