Keçid linkləri

logo-print
2016, 06 Dekabr, çərşənbə axşamı, Bakı vaxtı 05:10
Иранский ядерный вопрос все более приобретает признаки международного, или даже геополитического синдрома. Уже и Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ), старающееся не сдавать конфликтующим сторонам позиций нейтрального арбитра, официально задекларировало озабоченность очевидной вероятностью того, что Иран создает ядерную боеголовку. Поводом для таких заявлений послужила информация, которая содержится в конфиденциальном докладе, подготовленном в штаб-квартире МАГАТЭ в Вене, о чем пишет и российская, и западная пресса.

После заявления МАГАТЭ представитель Госдепартамента США отметил, что администрация Барака Обамы продолжает "испытывать озабоченность в связи с работами". Ряд западных стран, которые до сих пор были лояльны к Ирану, и наоборот, нелояльны к американо-британским силовым сценариям в отношении этого клерикального государства, также стали высказывать серьезные сомнения в мирной целенаправленности иранских ядерных программ и амбиций.

Между тем Россия сделала, по мнению многих экспертов, провокативный ход. Генерал-лейтенант Вадим Волковицкий заявил, что Россия намерена разместить комплексы противовоздушной обороны (ПВО) последнего поколения С-400 в странах СНГ.

Волковицкий, в частности, отметил, что С-400 могут использоваться в рамках единой системы коллективной безопасности и в рамках противовоздушной обороны СНГ. Причем, как указывают ряд российских информагентств, это заявление увязывается с вероятным ракетно-бомбовым ударом США по Ирану.

А что же сулит Южному Кавказу, в целом, и Азербайджану, в частности, подобное развитие событие. А если быть точнее, каковы будут для Азербайджана военно-политические последствия размещения российских ПВО, скажем в Армении, на фоне реально и зримо готовящихся или уже начавшихся военных действий против Тегерана? И что предпринять официальному Баку в таком случае?

Если Россия намерена разместить комплексы ПВО в странах СНГ, то это, в первую очередь, касается государств-членов ОДКБ, другие страны вряд ли согласятся на это. Такое мнение высказал грузинский эксперт Арчил Гегешидзе.

По его словам, стремление России дислоцировать ПВО в странах СНГ является чистым PR-ом. При этом он подчеркнул, что реакция Грузии на возможное размещение российских ПВО в странах СНГ, конечно же, будет негативной.

«Но вряд ли Грузия сможет воспрепятствовать этому»,- заявил эксперт.

И азербайджанский политолог Расим Мусабеков также считает, что заявление российского генерала представляет собой политическую декларацию, вряд ли подлежащую материализации:

- Прежде всего, расстояние между российским «сказал» и «сделал», в отличие от слова американского, до неопределенности велико. Но,
Политолог Расим Мусабеков
реализация даже американских решений подобного свойства и масштаба забирает три, пять, иногда семь лет. Что, же говорить о речах какого-то российского военного чина? Нечего и говорить, данное заявление ровным счетом ничего не значит! Этих самых С-400 не хватает для покрытия территории самой России, не то, чтобы сопредельных государств. Это раз.
Во-вторых, я хотел бы взглянуть на маршрут доставки противоздушных комплексов в Армению… Учитывая нарастающее давление Израиля, использование территории Ирана, представляется нереальным. К тому же, нельзя не отметить, что С-400 от своего предшественника С-300 мало чем отличается, разве что некоторой дальностью полета.

- А каким должен быть ответ Баку на угрозы и вызовы, связанные с российскими намерениями?

- Единственным весомым, ответственным и правильным шагом Азербайджана, если он почувствует ущемление своих интересов, может стать закрытие Габалинской РЛС. При таком развитии событий ущерб России будет несоразмеримо большим, чем польза от размещений средств ПВО на территории Армении.

- Не является ли последнее заявление Волковицкого неким PR-ходом или краткосрочным «геополитическим фантомом»?

- Это озвученная по старой схеме «а мы вам за это…» политическая реакция на планы американцев разместить системы ПРО в Болгарии и Румынии.

- Какова будет вероятная линия поведения России и сценарные ожидания от нее на случай начала боевых действий в отношении Ирана?

- У меня такое ощущение, что Россия говорит «не надо нападать на Иран», а сама прагматично думает о расширении возможностей. Например, о том, что цены на нефть при возникновении военного конфликта вновь поднимутся аж до 150 долларов. То есть, Кремлевская верхушка и экономическая элита подсчитывает «навар» от такого «горячего» сценария.

Создается впечатление, что одни игроки геополитического поля «созрели» для того, чтобы решиться на инициирование военного, немирного сценария разрешения иранской ядерной проблемы, а прочие - для «миротворческого невозражения» против реализации такого сценария. То бишь, «клиентЫ созрелИ»…

А на кону глобальные пространства и огромные деньги…
XS
SM
MD
LG