Keçid linkləri

2016, 05 Dekabr, Bazar ertəsi, Bakı vaxtı 02:31

Ильхам Алиев: "Газпром" купит столько газа, сколько нам угодно"


Президент Азербайджана Ильхам Алиев дает интервью корреспонденту информационного агентства Bloomberg Юрию Хамбэру, Давос, 27 января 2010 года

Президент Азербайджана Ильхам Алиев дает интервью корреспонденту информационного агентства Bloomberg Юрию Хамбэру, Давос, 27 января 2010 года

27 января в Давосе президент Азербайджана Ильхам Алиев дал интервью информационному агентству Bloomberg. Интервью опубликовано агентством АзерТАдж.

- Азербайджан добывает очень большие объемы нефти. Что Вы думаете о цене на нефть?

- Считаю, что в настоящее время цена справедлива. Эта цена отвечает потребностям производителей и потребителей и в то же время позволяет компаниям вкладывать инвестиции, так как цены ниже нынешнего уровня создают компаниям трудности во вложении инвестиций в новые работы по разработке, разведке и добыче. На мой взгляд, эта цена сбалансированная.

- В настоящее время цены продолжают расти, могут даже превысить сто долларов. Разве Вы не будете довольны этим?

- Резкое повышение цен на нефть дало нашему бюджету дополнительные средства. Но одновременно это создало в нашей стране очень высокую инфляцию, поднялись потребительские цены. Для получения дополнительных возможностей в целях обеспечения сбалансированного развития страны и дальнейшего укрепления социального положения населения, я считаю, цена должна быть на уровне 90 или 100 долларов. 70 долларов – тоже хорошая цена.

- Нам известно, что природный газ является очень важным фактором для будущего развития Азербайджана. «Газпром» выступил с предложением о покупке азербайджанского газа. Какой объем газа они предложили покупать сегодня и сколько газа Ваша страна может экспортировать по эксплуатируемой в настоящее время трубопроводной сети?

- Мы экспортируем наш газ в различных направлениях. Это очень важно для нас, так как мы добились максимальной диверсификации в области транспортировки газа. Как вам известно, диверсификация очень важна не только для потребителей, но и для производителей. Таким образом, мы экспортируем газ в соседние страны, и, конечно же, для любой страны выход на новый рынок, безусловно, очень важен. В нашем соглашении с «Газпромом» верхний предел экспорта не предусмотрен. Мы пришли к договоренности, что «Газпром» будет покупать столько газа, сколько мы предложим.

- То есть, сколько угодно?

- Да.

- В целом, сколько газа вы можете экспортировать по имеющейся у вас трубопроводной сети? То есть столько газа, сколько у вас будет?…

- Важнейшим фактором в этом вопросе является объем добычи. Сегодня мы сохраняем этот объем на таком уровне, чтобы иметь возможность экспортировать. Если у нас появятся новые экспортные возможности и рынки, то мы, конечно, будем вкладывать в увеличение добычи крупные инвестиции. Мы не можем вкладывать в увеличение добычи десятки миллиардов долларов, не имея возможности для реализации газа.

- Россия делает то же самое. Российская сторона выразила готовность покупать тот объем, который вы предложите. Не открывает ли это возможности для дополнительного инвестирования, то есть не является ли это для вас своего рода «карт-бланшем»?

- Мы располагаем крупными запасами. Подтвержденный объем наших запасов природного газа составляет 2 триллиона кубометров. Этот объем может составить и 5 триллионов кубометров. Таким образом, мы можем, по меньшей мере, сто лет обеспечивать газом себя, а также наших партнеров в различных уголках мира. Таким образом, необходимо проделать всю связанную с этим работу. Что касается наших отношений с «Газпромом», то преимущество здесь заключается в том, что между нами нет никакой транзитной страны. Мы просто являемся сопредельными государствами, у нас есть и инфраструктура.

- Хочу спросить у Вас о самом крупном газовом месторождении. Речь идет о «Шахдениз». Может ли существующая ныне сеть ведущих из Азербайджана трубопроводов стать причиной ограничения или торможения разработки этого крупнейшего газового месторождения?

- Сегодня как причину этого можно указать не только транспортировочную способность действующей инфраструктуры, но и вопросы,
Это должен быть чисто коммерческий вопрос. Одной из проблем Набукко является то, что процесс излишне политизируется. Мы должны сконцентрировать наше внимание на коммерческих интересах. Они должны быть привлекательны, обоснованы и справедливы
связанные с транзитом и ценой на наш газ. «Шахдениз» - одно из крупнейших в мире месторождений. Его запасы составляют 1,2 триллиона кубометров. Мы можем расширить инфраструктуру, для этого мы планируем либо проложить новый газопровод, либо расширить сеть действующих газопроводов. Поэтому сегодня вопрос сети действующих трубопроводов не должен восприниматься как основное препятствие. После того, как будет решен вопрос транзита, достигнута справедливая цена, Азербайджан и его партнеры – иностранные компании вложат в создание новой инфраструктуры инвестиции, исчисляющиеся миллиардами долларов.

- Вы коснулись вопросов транзита и цен. Считаете ли Вы эти факторы необходимыми условиями для договоренности по проекту Набукко или превращения его в реальный проект?

- По существу, проект Набукко является одним из основных элементов «Южного коридора». Этот проект может позволить нам поставлять газ на западные рынки. Сюда входят проекты Набукко, TGİ (Турция-Греция-Италия) и ТАР (Трансадриатический трубопровод).

- То есть выход в западноевропейские страны через Грузию и Турцию?..

- Да. Поэтому без решения вопросов транзита говорить о расширении инфраструктуры преждевременно.

- Мы говорили о Набукко. Вы назвали его «Южном коридором», но по сути это одно и то же. «Южный коридор» предусматривает транспортировку добываемых в Азербайджане энергоносителей на западные рынки через Грузию и Турцию. Как по-Вашему, это действительно осуществится? Об этом уже некоторое время идут разговоры.

- Трудно сказать. Поскольку, как отметили и вы, об этом уже достаточно долго говорится. В этом направлении предпринят ряд важных шагов. Во-первых, в мае 2009 года была подписана политическая декларация. Азербайджан тоже присоединился к этой политической декларации. Кроме того, между членами Набукко достигнута договоренность о том, в какой форме продвигать данный проект. Для продвижения этого проекта необходим ряд элементов. Во-первых, для этого должна быть сильная политическая воля. Во-вторых, должны быть финансовые средства. Как я отметил ранее, самым основным препятствием является нерешенность транзитных вопросов. В то же время должна быть согласована рыночная цена на наш газ.

- Как вы отметили, основное препятствие – это цена на газ и вопрос транзита. Ясно, что для Азербайджана самый большой вопрос, касающийся транзита, связан с Турцией. Работа над соглашением о продаже газа Турции идет уже определенное время. Что тормозит этот процесс?

- Мы экспортируем газ в Турцию. Экспортируем по первой фазе разработки месторождения «Шахдениз». В этом плане у нас нет никаких проблем. Единственная проблема состоит в том, что существующая сегодня цена не соответствует рыночной и не является для
Мир может быть установлен как только Армения выведет свои оккупационные силы с признанных международным сообществом территорий Азербайджана
нас экономически рентабельной. Наши турецкие коллеги также говорят, что цена несправедлива. Таким образом, цены должны быть пересмотрены.

- Вы, как президент Азербайджана, хорошо осведомлены об «энергетических войнах», концепции альтернативных маршрутов поставок энергоносителей. Какова политическая позиция Азербайджана в связи с этим? То есть допустим, Россия говорит вам: «Да, продайте весь ваш газ, я покупаю». Это вопрос, связанный с бизнесом? Теоретически, если они купят весь ваш газ, то тогда возникает вопрос – зачем нужны трубопроводы? В политическом плане Вы действительно привержены альтернативному маршруту поставок энергоносителей для западноевропейского потребителя или же это не отвечает национальным интересам Азербайджана?

- Что касается нас, то это стопроцентно вопрос коммерческого характера. Я могу вам сказать, исходя из нашего предыдущего опыта, что когда мы диверсифицировали наши нефтяные маршруты, это тоже был коммерческий вопрос. То есть, нам был нужен основной трубопровод для транспортировки нашей нефти на Средиземное море. Так состоялся Баку-Тбилиси-Джейхан. В то же время у нас есть и два других трубопровода. Один из них транспортирует нашу нефть на Черноморское побережье России, а другой – Грузии. Аналогичная ситуация относится и к газовой сфере. Это должен быть чисто коммерческий вопрос. Одна из проблем проекта Набукко заключается в том, что вопрос чрезмерно политизирован. Мы должны сконцентрировать наше внимание на коммерческих вопросах. Они должны быть привлекательными, обоснованными и справедливыми. Между странами-производителями, потребителями и транзитерами должен соблюдаться баланс интересов.

- Во всяком случае, является ли вопрос цены, над которым сегодня работает Азербайджан, самым важным?

- Это один из важных вопросов. Другой важный вопрос – диверсификация. Мы не можем допустить зависимости лишь от одного маршрута.

- Последний вопрос. Когда наступит мир между Арменией и Азербайджаном?

- Мир может быть установлен как только Армения выведет свои оккупационные силы с признанных международным сообществом территорий Азербайджана.

Şərhləri göstər

XS
SM
MD
LG